Горячие Новости

Облако тегов

Как за 3 года изменилось отношение жителей Донбасса к боевикам и наемникам

Так звали российских оккупантов

За три с лишним года войны в Донбассе отношение местных жителей к родным «ополченцам» и пришлым российским наемникам серьезно изменилось. Об этих метаморфозах рассказал Апостроф.
 
Характерная новость недавно обошла СМИ: в оккупированной Горловке избили до полусмерти и проломили череп российскому наемнику. И не в пьяной драке между защитниками «русского мира». Напившийся россиянин стал угрожать оружием мирным жителям, вот мужики и накостыляли ему от души.
 
И подобные конфликты между боевиками и мирными жителями случаются все чаще. Недавно в Макеевке местные жители отказались «уважить» боевиков выпивкой, те полезли в драку – в итоге в больницу попали 6 человек, четверо из которых «ополченцы».
 

Первая волна.

 
Но первая волна, мягко говоря, нелюбви жителей Донбасса к сепаратистам и российским наемникам прокатилась сразу же после начала оккупации – в 2014 году. Причиной послужили массовые отборы личных автомобилей у жителей Донбасса – даже если на них были флажки и наклейки ДНР-ЛНР. Давид из Донецка вспоминает, что его вооруженные боевики остановили возле гаража. Велели забрать личные вещи, а ключи оставить в замке зажигания. Машину «конфисковали» якобы по какой-то ориентировке, но никаких бумаг не предъявили. Свой автомобиль Давиду удалось вернуть через 3 месяца – благодаря знакомым в «ополчении» выкупил ее за 1,5 тысячи долларов в ужасном состоянии.
 
«Народный губернатор» Павел Губарев советовал тем, у кого отняли машины, жаловаться в военную комендатуру, но это вызывало у жителей лишь горькую улыбку. С вооруженными людьми никто конфликтовать не хотел, да выбирали боевики себе не старенькие «жигули», а навороченные тачки, так что беды «буржуев» широкие массы мало интересовали.
 

Вторая волна.

 
После проведенных псевдореферендумов сепаратисты закрепились в Донецке, Луганске и некоторых других городах Донбасса. Тогда боевики и приступили к отжиму базнеса.
 
Дончанин Алексей владел несколькими киосками на территории рынка – продавал фастфуд: напитки, выпечку. Доходов на жизнь хватало. Но тут звонит продавец одного из ларьков и передает, что пришли вооруженные люди и требуют хозяина. Объявили, что договор аренды земли под МАФы недействителен, потому что был заключен еще при украинской власти, а новая «власть» продлевать его не считает целесообразным. И лишили не только права торговать на рынке, но и ларьки забрали, хотя они были собственностью Алексея: мол, зачем тебе сгоревшие дотла будки? Жалобы в администрацию рынка, рай- и горсовет ничего не дали. А те ларьки до сих пор на рынке работают, даже продавцы остались прежние.
 
Ропот второй волны был посильнее, чем во времена отжима автомобилей, но все равно не массовым, потому что бизнес был уделом немногих горожан.
 

Третья волна.

 
Третья волна недовольства боевиками стала самой масштабной – зароптали даже сторонники «Новороссии». Связана она с тем, что боевики стали размещать военную технику, артиллерийские орудия, минометы, системы залпового огня прямо у жилых домов, школ, больниц. Одно дело было кричать на митингах: «Путин, введи войска!», но совсем другое дело пушки стреляют из твоего двора и ты со страхом ждет ответного удара с той стороны.
 
В июне 2015 года возмущенные дончане даже перекрыли главную улицу города – Артема, требуя убрать военную технику из жилых кварталов, но инициаторов акции вооруженные люди усадили в машины и увезли в неизвестном направлении. Остальные митингующие поспешно разошлись.
 
 
Сегодня уважение и любовь к боевикам далеко не те, что были в 2014 году. Жительница Донецка Ярослава рассказывает, что сейчас уже не принято хвастаться, что, мол, носила ополченцам еду и воду на блокпосты. Вообще с вооруженными людьми стараются поменьше контактировать и общаться, даже если те лишь спрашивают дорогу к какому-то объекту. Самые смелые вообще их отправляют в противоположную сторону. К тому же все эти «защитнички» грязные, вонючие, с запахом перегара: «Чистые, наверное, ездят в автомобилях».
 
И боевики сами чувствуют, что любовь народа к ним близка к нулю, потому перестали бравировать тем, что они «защищают Донбасс от бандеровцев».
 

Мнения экспертов.

 
Объективно оценить отношение мирных жителей Донбасса к боевикам тяжело, отметил бывший народный депутат из Донецка Егор Фирсов: на оккупированной территории цена всем соцопросам и фокус-группам близка к нулю, ведь никто, если к нему подойдут с вопросом, не ответит, что относится к Путину и России негативно.
 
Но даже по той фрагментарной информации, которая поступает с оккупированных территорий, можно заключить, что отношения между мирными жителями и боевиками уже находятся на стадии охлаждения, отметил донецкий политолог Кирилл Сазонов: «Местные их уже давно не любят. Это же стала новая элита, которая позволяет себе шикарную жизнь, лучшие рестораны, поотжимала имущество и чувствует себя весьма комфортно».
 
Замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и временно перемещенных лиц Юрий Гримчак подчеркнул, что новости о том, что первоначально «ополченцев» встречали криками «ура» на самом деле относились только к небольшой группе жителей – в основном это были экзальтированные старушки. Люди с первых дней оккупации увидели, что «на тех территориях не существует такого понятия как "закон". Фейковые власти там, конечно, есть, но понятий закона, справедливости и законного решения там нет».
 
Донецкий философ Алексей Панич считает наступившее прозрение и разочарование жителей ОРДЛО в «русском мире» естественным: «Россия, пришедшая на Донбасс "живьем", очень сильно отличается, в худшую сторону, от "России из телевизора"».
 
Но возмущение мирных жителей остается на бытовом уровне, предметом разговоров на кухнях – как в советские времена. Ожидать от обывателей организованного протеста, а тем более вооруженного отпора, не стоит, предупреждает Сазонов: «Очень трудно проявить свою нелюбовь по отношению к организованным вооруженным людям, учитывая, что человеку, недовольному режимом, найти себе союзников гораздо труднее, ведь неизвестно, кому можно доверять». Политолога поддержал Гримчак: «Это примерно, как во времена товарища Сталина надеяться на то, что люди выйдут на площадь».
 
И все же отдельные акции протеста проходят. Донецкий журналист Сергей Гармаш напомнил, что в Енакиево люди просто выгнали тех, кто приехал закрывать шахту «Юный коммунар» и останавливать откачку воды из нее. «В принципе, население активно, но оно не имеет четкой политической направленности. То, что люди побили российских наемников, еще не значит, что они готовы поддержать украинскую армию», – отметил журналист. Киев должен посылать больше четких сигналов им, чтобы люди понимали, что изменится после возвращения Донбасса в лоно Украины. А сейчас они находятся под непрерывным негативным воздействием российской пропаганды.
 
Восстания в оккупированном Донбассе не будет, считает Панич, но разочарование Россией принесет пользу украинской власти, «когда оккупация закончится и мы вернемся на свои земли».

Автор:
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Если у Вас иное мнение напишите его в комментариях.
Возник вопрос по теме статьи - Задать вопрос »
comments powered by HyperComments
« Предыдущая новость «  » Архив категории «   » Следующая новость »

Почитать на эту же тему

Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Видео

Энциклопедия

wileńskie kościoły oraz pomnik Adama Mickiewicza przy Maironio gatve
Столица Литвы - Вильнюс
Православие
Православие
Версаль
Версальский дворец (Версаль)
Лимасол
Лимасол
новозеландский доллар
Курс новозеландского доллара к гривне
Femen (Фемен)
Femen (Фемен)