Горячие Новости

Облако тегов

До сих пор не понимаю, почему Порошенко поддержал меня – Мустафа Найем

До сих пор не понимаю, почему Порошенко поддержал меня – Мустафа Найем

В разговоре с корреспондентами Нового Времени депутат и бывший корреспондент рассказывает о том, по какой причине не считает украинского главу олигархом, для чего активистам идти в парламент и ради чего требуется бороться с Коломойским и ему подобными.

Парадоксы — стандартное состояние для Мустафы Найема: не владея профильным образованием, он стал одним из основных корреспондентов-расследователей, не обладая политическим прошлым, находится в парламенте. Это стало известно корреспондентам раздела «Новости Украины» журнала для трейдеров и инвесторов «Биржевой лидер».

А основное — не являясь украинцем, оказался в Украинском государстве почти историческим персонажем, запустив маховик корректировок в государстве. В последних числах ноября 2013 года корреспондент, выражающий недовольство тем, что правительство отказалось подписывать Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом, призвал недовольных собраться на улицах. С того момента, по сути, и начался Евромайдан.

Грядущий бурный год привел к изменению многое в Украине. Сам же Найем не очень поменялся. У него теперь имеется мандат, но в общем он — прежний: проживает один в арендованной квартире, не владеет автомобилем, много трудится и мало спит, временами проводит фотоотчеты с заседаний Верховной Рады. Разве что привычную кофту с капюшоном поменяла выглаженная рубашка. И вместо старого доверия общества он все чаще обретает критические замечания в свой адрес.

Он рассказал, что родился в столице Афганистана. Его мать умерла, когда ему было три года. Его отец — беспартийный психолог из несостоятельной семьи. Он являлся самым образованным из 13 своих братьев и сестер и находился на должности заместителя министра образования. В 1989 году он отправился в аспирантуру в Москву и там женился на гражданке Украины. Спустя три года забрал его к себе, и он на протяжении двух лет проходил там в школу. А в 1990 году его семья переехала в Киев, где их застало падение Советского Союза. Перед отцом появилась задача —отправиться в Российскую Федерацию, либо остаться в Украине. В Афганистан вернуться возможности уже не было — в правительство пришли талибы. В итоге его отец избрал Украину — он сильно любил Киев.

«Последний раз я был в Кабуле 20 лет назад. Родственников у нас там почти не оставалось».

С его слов, он никогда не чувствовал себя чужаком в Украине. Скорее всего, по той причине, что он довольно коммуникабельный и у него отсутствует всякий акцент. Плюс он вырос на русской и украинской литературе и всегда являлся абсолютно в контексте осуществляемого в государстве. «Если во мне и замечали чужого, то данный барьер преодолевался в первые минуты общения. У меня даже никакого периода ассимиляции не отмечалось. Вероятно, отчасти благодаря приемной маме», - рассказывает Мустафа Найем.

Идея о походе в политику ему всегда казалась какой‑то ущербной. Для корреспондентов словосочетание народный депутат — в лучшем случае синоним выражения никто, а как правило — обычный вор, коррупционер и мелкая шестеренка огромной машины. Если провести сравнение всего этого со статусом, который отмечался в его журналистике, то стало бы заметным, что он в большинстве случаев банально презирал депутатов.

«По этой причине никаких мыслей о политике не появлялось никогда. А во время Майдана я укрепился в подобном мнении окончательно, однако, заметно, возможностей и шансов тогда стать политиком было куда выше, чем в процессе выборов. Но у меня отмечались другие планы — множество профессиональных проектов, я основывал собственные эфиры, писал статьи и где‑то глубоко подготавливал свой военный фотоальбом. Ничто не предвещало перемен. Перезагрузка осуществилась внезапно, летом прошедшего года во время учебы в Стэнфорде», - говорит он.

Порошенко не олигарх.

Глава Украины, в его понимании, не олигарх. «Если мне предоставят подтверждения того, что он применяет свое положение в целях собственного обогащения, я готов их обнародовать и требовать расследования. Нам всем было известно, кого мы выбираем: Петр Порошенко — такой же продукт своего времени, как и все остальные», - полагает он.

С его слов, различие между ним и другими представителями большого капитала в том, что в настоящее время он имеет власть, которая исходит от народа, а не от количества капитала, которым он владеет. Для лишения его данной власти присутствует определенная процедура и требуются подтверждения. Если они появятся, он готов также публично рассказывать о его нарушениях, как и о действиях Игоря Коломойского.

Также он рассказал, что борьба с олигархами — это не вопрос нелюбви либо ненависти, это дело принципа. «Я полагаю, что с Коломойским поступили справедливо, он не стоял на стороне другой возможности. Но в общем это не про фамилии. В настоящее время все довольно просто: либо мы их отстраним от власти, либо они будут продолжать жить по старым правилам. Это аналогично тому, чего мы не допустили Майданом — не дали им инфицировать нас страхом перед правительством», - говорит журналист.

Сегодня олигархи стараются насадить на новое поколение привычные им старые традиции. Какие у них при этом фамилии, абсолютно не актуально. Их влияние на политику обязано быть жестко понижено. Они имеют право заняться политической деятельностью, основывать партии, становиться главами государства — что угодно. «Но, пожалуйста, по одинаковым для всех правилам — открыто и прозрачно», - заключил он.

Автор:
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Если у Вас иное мнение напишите его в комментариях.
Возник вопрос по теме статьи - Задать вопрос »
comments powered by HyperComments
« Предыдущая новость «  » Архив категории «   » Следующая новость »

Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Энциклопедия

Агентство недвижимости «Недвижимость Израиля»
Агентство недвижимости «Недвижимость Израиля»
Алена Михайловна Ланская
Алена Михайловна Ланская
Канадский доллар
Канадский доллар к доллару

NAS Broker
Цискаридзе Николай Максимович
Цискаридзе Николай Максимович

Бухара