Горячие Новости

Облако тегов

Украина января 2014 года: обвалит ли курс гривны на форексе революция

Украинский Евромайдан не пройдет бесследно для экономики. Как и любой социальный катаклизм, вне зависимости от его оценки и исхода, он несомненно принесет украинской экономике много вреда – а вот о пользе можно спорить.

Мнение о возможных позитивных результатах Евромайдана напрямую зависит от его общей оценки, которая, как показывают высказывания различных экспертов, может быть какой угодно. Что такое украинский Евромайдан и что он несет экономике страны, разбирались аналитики отдела «Новости Украины» интернет-журнала «Биржевой лидер».

Евромайдан давно уже не «евро»: динамика украинского протеста.

До сих пор невозможно остановиться на какой-то одной версии причин и природы Евромайдана. Сторонники, отстаивающие его стихийность, как минимум лицемерят: уровень организации Евромайдана слишком высок для стихийного мероприятия, по крайней мере на данном этапе (не говоря уже о впечатляющем финансировании). Противники, усматривающие в Евромайдане исключительно «руку Госдепа», игнорируют тот факт, что отношение к власти в стране далеко даже от нейтрального – и это не зависит от поддержки или отрицания Евромайдана.

Со стороны ситуация выглядит слишком сложной для того, чтобы давать ей линейное объяснение, в рамках одной причинной линии. Однако можно констатировать несколько однозначных черт:

- Евромайдан был инициирован не общественными активистами, а политиками среднего и низшего ранга вкупе с политически ангажированными журналистами (в частности, известным своими прозападными позициями Мустафой Найемом) в связи с приостановкой подготовки к ассоциации Украины с Евросоюзом;

- основания для протеста с объективной точки зрения отсутствовали: откладывая подготовку к ассоциации, правительство и президент действовали в правовом легитимном поле и в пределах экономической логики;

- протест носил условно мирный (за исключением отдельных инцидентов и многократных угроз и призывов) и стремительно угасающий характер до того момента, пока 30 ноября не произошел так называемый «разгон». Сегодня уже известно, что картина жестокого и кровавого избиения мирных протестующих, нарисованная по горячим следам журналистами (среди которых были и очевидцы), была неполной. Перед, собственно, разгоном отряды сотрудников МВД были атакованы ультраправыми радикалами из национал-фашистской федерации организаций и движений «Правый сектор», созданной, по примечательному совпадению, за два дня до события;

- власть заняла наиболее губительную для себя позицию бездействия. Жесткий разгон митингов прекратил бы противостояние, пусть и ценой репутации власти (которая в любом случае была полностью дискредитирована информационными атаками). Выполнение требований митингующих, в свою очередь, прекратила бы противостояние, пусть и ценой электоральной популярности власти (прежние сторонники власти все равно осуждают ее «слабую» позицию, упрекая в неприменении законно обоснованной силы);

- Евромайдан очень разношерстный, причем был таковым изначально. В настоящий момент его объединяют не евроинтеграционные лозунги, как до 30 ноября, а сугубо антипрезидентские настроения. В то же время лицом Евромайдана, вне зависимости от согласия большинства его участников, сегодня, чаще всего, являются не оппозиционные лидеры, а экстремистский Правый сектор, что позволяет многим внешним комментаторам без каких-либо преувеличений объявлять все движение Евромайдана ультранационалистическим;

- радикальная часть протестующих уже многократно дала повод с точки зрения как украинских, так и международных законов не только для максимально жесткого силового разгона, но и для уголовного преследования конкретных участников нападений на правоохранителей. В то же время жесткие действия милиции «охватывают аудиторию» очевидно более широкую, нежели вышеупомянутые радикалы;

- комментарии зарубежных политиков в самом начале событий были достаточно вялыми; резкие и однозначные позиции были озвучены в основном европейскими и американскими деятелями невысокого ранга. После перехода противостояния в силовую фазу западные комментаторы активизировались, острый интерес продемонстрировали американские высшие чины, в то время как позиция европейских политиков перестала быть вялой, но оставалась противоречивой. В настоящий момент наиболее активными комментаторами являются американские политики, в то время как Евросоюз вернулся к сдержанным (впрочем, по-прежнему критическим по отношению к украинской власти) оценкам;

- российские комментаторы распределили роли следующим образом: пресса и ряд политических спикеров второго уровня озвучивают максимально резкие выпады в адрес Евромайдана, усматривая в происходящем западный сценарий наподобие ливийского и сирийского. В то же время представители высших эшелонов власти подчеркивают едва ли не равнодушие российского государства к происходящему в соседней стране и призывают к такому же невмешательству западные государства;

- наконец, зарубежная пресса, которая с первых дней сопровождала Евромайдан восторженными характеристиками, в двадцатых числах января заметно сменила свой тон. В «Гардиан», «Нэйшн», «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон пост» и других ведущих зарубежных изданиях стали выходить публикации, в которых по-прежнему критиковалась украинская власть, однако не менее резкой критике подвергались оппозиционеры, а сам Евромайдан в его нынешнем состоянии прямо именовался «фашистским путчем».

Экономические итоги политического бунта: мнение экспертов.

Эксперты склонны рассматривать Евромайдан как смесь аутентичного протестного движения с технологиями искусственных революций, разработанных еще Джином Шарпом. С точки зрения наиболее важных сегодняшних «достижений» Евромайдана, эксперты называют следующие:

- полная дискредитация политической системы в Украине;
- демонстрация совершенной неспособности украинских политиков (как провластных, так и оппозиционных) «говорить с улицей»;
- отсутствие программы и каких-либо внятных целей у протестующих и оппозиции, кроме собственно свержения власти, которое, по логике, должно быть всего лишь инструментом реализации какого-то проекта;

- естественное «заполнение целевого вакуума» двумя идеологическими конструктами: этнонационалистическим (архаичным, и в силу этого агрессивным) и евроинтеграционным. Последний является не столько конструктом, сколько переводом инструментальной идеи в статус целевой;

- долгосрочная ликвидация даже поверхностной стабильности, не только политической, но и экономической системы.

Помимо естественных последствий любого социального катаклизма, Евромайдан ставит под вопрос получение Украиной российской финансовой помощи, которая многими экспертами рассматривалась как единственный способ избежать дефолта. При этом эксперты не готовы однозначно прогнозировать падение экономических показателей и курса гривны. Все-таки от конкретного итога Евромайдана будет зависеть многое. Так, эксперты склоняются к тому, что с экономической точки зрения, на данном этапе наиболее благоприятным исходом будет, как ни странно, победа действующей власти. Даже силовой разгон придаст определенную уверенность финансовым партнерам Партии регионов и президента Януковича, убедив в том, что власть способна контролировать ситуацию в стране. Однако этот вариант вызовет необходимость сглаживать жесткость ситуации в глазах западных наблюдателей; впрочем, по мнению экспертов, в этом может помочь Россия.

«Курс гривны вновь обновил исторический максимум и достиг отметки 8,6150», - рассказали эксперты брокерской компании Tusar FX (входит в список рекомендованных брокеров Форекс Академии Masterforex-V). На данный момент курс гривны торгуется на уровне 8,6150. Поддержка расположена в области пивота МФ 8,1620, а сопротивление расположено в области нового максимума 8,6464:

С другой стороны, если итогом Евромайдана станет возврат Украины к активной евроинтеграции, никаких «быстрых дивидендов» это не принесет (к тому же в политическом смысле власть останется неприемлемой для ее нынешних противников и станет таковой для нынешних сторонников), а вот полный набор максимально жестких «санкций» с российской стороны принесет. Однако, как отмечают эксперты, вполне возможен итог событий, при котором победа будет «записана» на оппозицию, однако возврата к активной евроинтеграции не произойдет. Такой итог вызовет существенно меньшее падение экономики и курса гривны. Наихудшим же вариантом (исключая, конечно, гражданскую войну и распад государства) эксперты считают затягивание Евромайдана на весь 2014-й год – в ожидании выборов президента в 2014-м.

Это надолго ввергнет украинскую экономику в глубокий коллапс; а гривна после такого года может и вовсе не выбраться на поверхность.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Если у Вас иное мнение напишите его в комментариях.
Возник вопрос по теме статьи - Задать вопрос »
comments powered by HyperComments
« Предыдущая новость «  » Архив категории «   » Следующая новость »

Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Видео

Энциклопедия

Египет
Египет
Chicago Board of Trade
История создания бирж
9 февраля
9 февраля
Ксения Бородина
Бородина Ксения
Chevrolet Epica
Chevrolet Epica – воплощение элегантности, стиля и безопасности

Владимир Рыбак: украинец, для которого флаг дороже, чем жизнь