Горячие Новости

Таинственные миллиарды Джеймса Саймонса

В мире найдется не много миллиардеров, вокруг которых создан на столько “густой” ореол таинственности, как у Джеймса Саймонса, о котором даже СМИ знают только то, что было с ним еще в семидесятых или шестидесятых годах прошлого столетия. Но после того, как Саймонс начал заниматься торговлей на бирже, появляющаяся о нем информация сводится, в основном, к слухам и догадкам. Не правда ли, довольно удивительно, как человек, контролирующий более ста миллиардов долларов и владеющий несколькими миллиардами личного капитала, смог сохранить такую приватность.

В 2013-м году Джеймсу Саймонсу исполнится уже 75 лет. Большинство крупных инвесторов в его возрасте давно уже находились бы на пенсии, занимаясь только благотворительными проектами. Однако у Саймонса еще достаточно сил, чтобы управлять несколькими хедж-фондами, приумножая и без того огромные капиталы. Впрочем, он и стал финансистом довольно поздно – в сорокалетнем возрасте.

Известно, что Джеймс закончил Массачусетский технологический университет, защитил диссертацию в Беркли и в 1961-1964 годах преподавал математику в Гарварде. После этого несколько лет работал аналитиком в Институте оборонных исследований, но ушел оттуда в знак протеста против войны во Вьетнаме. Многие из нынешних финансовых гуру еще пешком под стол ходили либо вообще еще не появились на свет, когда Джеймс Саймонс стал весьма известным и успешным в научных кругах человеком. В 1968 году он начал работать на кафедре математики в Нью-Йоркском университете, где с его участием удалось создать одну из сильнейших в мире школ геометрии. Но затем у Саймонса наступила «черная полоса» в научной деятельности. В результате, уже к 1978-му году у него созрело решение полностью оставить науку и заняться трейдингом.

Для многих коллег Джеймса тогда стало откровением, что он уже достаточно долго занимается бизнесом. Оказывается, еще в начале 60-х Саймонс довольно успешно вкладывал деньги в свои проекты. А к концу семидесятых он твердо решает поставить биржевую торговлю на научную основу. Идея Саймонса состояла в том, чтобы торговать исключительно с помощью математических алгоритмов и программ. В 1982-м году он создал компанию Renaissance Technologies. С тех пор она приносит владельцу стабильный и высокий доход.

Успехи новичков на финансовых рынках поначалу предпочитают не замечать. Поскольку Саймонс полностью отошел от традиционных методов биржевой торговли, к нему еще и относились с подозрением, считая его новации авантюрой чистой воды, а высокие прибыли – временным явлением. Впрочем, он никогда и не стремился к всеобщему признанию своего гения. Наоборот, даже сейчас, когда математический анализ рынка стал чуть ли не главным столпом биржевой торговли, Саймонс не спешит делиться секретами своего успеха. Сотрудникам его компаний строго-настрого запрещено обсуждать с посторонними какую бы то ни было информацию. Более того, поощряются попытки ввести в заблуждение назойливых журналистов, пытающихся выведать «секреты фирмы».

Когда фигура Саймонса стала достаточно заметной, СМИ даже стали посмеиваться над закрытостью принадлежащих ему компаний. Спрашивают, мол, Саймонса о том, что он может сказать о своей торговой стратегии. А он отвечает: «Мало что»… Только то, что он торгует всеми финансовыми инструментами и использует много стратегий. Журналисты и сами уже не горели желанием общаться со столь немногословным собеседником. Информационное пространство взорвалось только в 2005-м году, когда стало известно, что Саймонс собирается основать хедж-фонд RIEF на 100 млрд. долларов. Тогда же о нем заговорили даже люди, далекие от финансовых рынков. А до тех пор немногие подозревали, что бессменным руководителем и мозгом одной  из самых успешных фирм - Renaissance Technologies Corporation – является именно Джеймс Саймонс.

Между тем, по состоянию на май 2010-го года личный капитал Саймонса составлял 8,5 млрд. долл. При этом он не покупает замки, произведения искусства, самолеты и лимузины. Саймонс предпочитает тратить заработанные деньги на фундаментальные и прикладные научные исследования. Он также активно поддерживает математическое образование в школах США. А в 2006-м году совет директоров Renaissance Technologies Corporation выделил 13 млн. долл. для продолжения работы коллайдера в Брукхейвенской национальной лаборатории (США).

Почему именно на науку Саймонс тратит заработанные деньги, до сих пор остается загадкой. Есть лишь предположение, что на самом деле миллиардер занимается не столько благотворительностью, сколько капиталовложениями. Ведь свои миллиарды он и получил благодаря научным разработкам, внедренным в биржевую торговлю.

Как-то сам Джеймс Саймонс рассказал, что нанимает в свои компании физиков, математиков, астрономов и специалистов по информатике, которые ничего не знают о финансах, но могут совместными усилиями создать совершенно новые нестандартные системы управления капиталом. Саймонс открыто заявил, что не нанимает профессиональных трейдеров с Уолл-Стрит, поскольку считает, что человеку не место на биржах, а заниматься трейдингом можно и без живого трейдера. После этого одно из ведущих финансовых изданий мира Wall Street Journal в шутку разместило объявление: «Трейдерам Уолл-Стрит на заметку. Не пытайтесь найти работу в Renaissance Technologies, хедж-фонде, активы которого в ближайшие годы могут достичь 100 млрд. долларов. В этой фирме все торги ведут исключительно компьютеры»…

Еще одно отличие компаний Саймонса – нежелание поддерживать хотя бы минимальную открытость. Несмотря на то, что инвесторы обычно опасаются вкладывать деньги в «черные ящики», по мнению Саймонса, им достаточно знать, что они получат солидную прибыль. Любого другого владельца компании на рынке сразу заподозрили бы в мошенничестве, но только не Джеймса Саймонса.

Как известно, большинство хедж-фондов не приносят больших прибылей, в лучшем случае они служат для сохранения капиталов, особенно в кризисные периоды. При этом в исходном хедж-фонде компании Renaissance под названием Medallion в период с 1989-го по 2006-й годы ежегодно выплачивали вкладчикам в среднем по 38,5% чистой прибыли. А сам Medallion вычитал по 5% от начального вклада за услуги и брал себе 44% от заработка. Такие проценты примерно вдвое превышают обычные тарифы. Но это не отпугивает инвесторов. Тем более, что Саймонс является владельцем более половины капитала Medallion, держа там около 2,7 млрд. долл. По некоторым оценкам, только в 2006-м году он сумел здесь заработать 1,7 млрд. долл.

Впрочем, политику закрытости фонда Medallion многие эксперты все-таки оправдывают. Дело в том, что его относят к разряду так называемых quant funds (квант-фондов). Их успешность основана на сложных аналитических моделях, а не на рекомендациях опытных специалистов. Поэтому большинство квант-фондов пытаются держать в секрете все, что касается идей, лежащих в основе их программ и алгоритмов. Часто такие компании называют «черными ящиками». Но даже среди них компании Джеймса Саймонса считаются «самыми черными».

Поэтому, как только речь заходит о технологиях Renaissance, те же эксперты отмечают, что известно о них немного. Больше всего информации есть о фонде Medallion. Известно, что здесь создан обширный инвестиционный портфель из многих тысяч разных ценных бумаг, акций, облигаций и других финансовых инструментов, постоянно участвующих в торгах. Для хедж-фонда ученые аналитики постоянно ищут патерны повторяемости и другие важные сигналы о скрытых тенденциях, используя которые удается получать высокие прибыли. Поскольку Medallion владеет только высоколиквидными активами, появляется возможность вести торговлю в автоматическом режиме. Конечно же, при этом созданные модели и стратегии приходится держать в тайне. Ведь если их начнут использовать другие участники рынка, получаемую прибыль в буквальном смысле придется делить с конкурентами. В результате, о компаниях Джеймса Саймонса невозможно найти сколько-нибудь целостной информации даже благодаря всезнающему Интернету.

Принимая решение, вкладывать ли деньги в его хедж-фонды, инвестор может лишь узнать, что у Саймонса работает около двухсот блестящих экспертов, некогда занимавшихся наукой в технических областях. Все они получают солидные зарплаты как за свою высококвалифицированную работу, так и за молчание, которое рассматривается как один из методов снижения рисков. Даже те специалисты, которые покинули Саймонса, - немногословны. Они позволяют себе только говорить о том, что в этих хедж-фондах нет никаких чудес и магии, а просто успешный бизнес основанный на высокой степени подготовленности каждого члена коллектива, увлеченности анализом данных и непрерывным совершенствованием своих методов. Известно также, что у Джеймса Саймонса торгуют всегда с очень небольшой маржой, что, в общем, характерно для автоматизированного и роботизированного трейдинга.

Тем не менее, на основе скудных данных аналитики сумели сделать некоторые выводы из опыта Джеймса Саймонса. По их мнению, идея программы хедж-фондов, именуемая «Код» («The Code»), состоит в возможности по-новому взглянуть на картину прошлых продаж, а затем на основе полученной информации предсказывать, что будет происходить в ближайшем будущем.

Как отмечают эксперты, «Код» осуществляет покупки и продажи на биржах, делая это значительно быстрее, чем самый опытный трейдер. При этом никто в хедж-фондах даже понятия не имеет, чем именно в данный момент торгует компьютерная программа. Все, что требуется от системы, - правильно анализировать статистику прошлых торгов и самостоятельно принимать решения. Помогает в этом гигантская база данных о динамике цен, накопленная за десятилетия в Renaissance Technologies. Аналитики также напоминают, что несмотря на колебания, провоцируемые случайным «шумом», на рынке всегда появляются существенные сигналы, по которым графики с большой вероятностью двигаются в ту или иную сторону. К сожалению, человек не всегда способен четко различать сигналы и «шум», из-за чего трейдеры и терпят убытки. А компьютерная программа избавлена от этого недостатка.

Сегодня подобной философии придерживаются многие приверженцы автоматизированного трейдинга. Но Джеймс Саймонс был одним из первых последовательных и настойчивых апологетов внедрения инноваций в биржевую торговлю. И это позволило ему стать одним из богатейших людей мира.

В наше время Medallion признан одним из лучших в мире хедж-фондов, сумевших в условиях кризиса мирового финансового рынка эффективно использовать высокую частоту колебания цен. Успехи настолько очевидны, что клиентов не отпугивает высокая пятипроцентная фиксированная плата, необходимая для покрытия больших трансакционных издержек. Никакого негатива не ощутили в фондах Саймонса и от повышения платы за производительность.

Поначалу инвесторам приходилось отдавать только 20% получаемой от операций с их капиталами прибыли. После 2000-го года эта цифра увеличилась уже до 36%, а затем – до 44%. Все равно большинство других известных хедж-фондов обещают гораздо меньшие прибыли. Гарантией сохранения и приумножения капиталов остается не только многолетняя успешная работа Джеймса Саймонса, но и его личное участие в бизнесе. По некоторым оценкам, в хедж-фондах Саймонса его собственный капитал и сегодня составляет от 25% до 50%.


Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Видео

Энциклопедия

Агентство недвижимости «Недвижимость Израиля»
Агентство недвижимости «Недвижимость Израиля»
Недвижимость
Недвижимость
Лукашенко Галина Родионовна
Лукашенко Галина Родионовна
Компания  KURTSAFIR
Компания KURTSAFIR
Машков Владимир Львович
Машков Владимир Львович
Специализированное агентство „АМИРА”
Специализированное агентство „АМИРА”