Горячие Новости

Облако тегов

Мать убитого харьковского судьи рассказала о сыне и его семье

Фото убитого во Фрунзенском суде

Еще накануне СМИ сообщали, что 89-летнему отцу убитого судьи Сергею Валерьяновичу и его 85-летней матери Веронике Константиновне ничего не рассказывают о страшной гибели сына и его семьи, опасаясь, что такая убийственная новость может оказаться слишком сильным ударом для престарелых родителей. Якобы старикам сообщили, что их сын тяжело заболел и находится в больнице, а престарелых пенсионеров постоянно проведывает психолог, готовящий их к страшной новости. Казалось, что неведение родителей Владимира Трофимова будет длиться очень долго – ведь даже похороны четверых убитых не могут пройти, так как до сих пор не найдены их отсеченные головы. Но журналистка КП смогла взять интервью у матери убитого харьковского судьи.
 
Вероника Константиновна – в здравом уме, она отлично помнит малейшие детали долгой жизни своего семейства. Держится мужественно – сама говорит, что тяжелая жизнь выковала ее характер: пережила Голодомор 30-х годов, сталинские репрессии, Великую Отечественную войну.
 
С ходу отвергает версию о причастности сына невестки Ирины от первого брака Валерия к убийству Трофимовых («Биржевой Лидер» писал об этой версии «Дело об отрезанных головах: Всплыла фигура пасынка харьковского судьи»). Поясняет, что отношения у Валерия с ее сыном были даже больше чем нормальные – пасынок называл Владимира Сергеевича «папой». А свою мать любил безмерно, поэтому – жесткие аргументы часто проскальзывали в суждениях Вероники Константиновны – если бы даже затаил за что-то обиду на Владимира Сергеевича и решился на убийство отчима, то на мать руку никогда бы не поднял.
 
В то же время, рассказывает Вероника Константиновна, Валерий был хоть и спокойным, но довольно безалаберным, учиться не любил – с трудом окончил среднюю школу. Менял места работы, нигде надолго не задерживаясь. В конце концов, открыл торговый ларек, но что-то пошло не так, начались разборки с кем-то. Были ли его трудности связаны с долгами, Вероника Константиновна не знает, но подтверждает, что Валерия лет пять назад жестоко избили и даже отрезали кончик носа. Пришлось ему пойти к пластическим хирургам, но следы того избиения так и остались: сломанный нос, шрам на щеке.
 
Сына Вероника Константиновна считает кристально честным, не верит, что он брал взятки. Жили Трофимовы в старой квартире, отоваривалась семья сына на ближайшем базаре, машины, новой мебели, различных там домашних кинотеатров и других признаков dolce vita не имели. Но вот вопрос о том, как сумел сын за свою скромную зарплату судьи районного суда (до последнего времени – около 2,5 тысячи гривен, то есть порядка 300 долларов США, сейчас зарплаты судейским подняли вдвое, но всё равно на такие деньги не разгуляешься) купить квартиры и пасынку, и своим родителям, Вероника Константиновна ответить затрудняется. «Накопил, наверное», – предполагает она. Но Харьков – «первая столица Украины», город-миллионник, квартира там стоит несколько сотен тысяч гривен. Такую сумму рядовому госслужащему со скромной зарплатой невозможно скопить. Особенно если учесть, что жена Владимира Трофимова была домохозяйкой, а сын долгие годы учился в вузе, чтобы получить непрестижную и малодоходную ныне профессию генетика. Кстати, по специальности сын Сергей так и не устроился – работал программистом.
 
 

Странная коллекция

 
 
Не всё так просто и с коллекционированием Владимира Трофимова. Его мать рассказывает, что увлечение сына началось с истории – он много читал, скупал книги по истории. Потом шутя начал собирать открытки старого Харькова. Муж Вероники Константиновны подарил сыну несколько завалявшихся у него старинных монет, и с этого стартовала нумизматическая коллекция судьи.
 
Сразу же после убийства появились слухи, что коллекция Владимира Трофимова стоила десятки миллионов долларов. Потом эту молву развеяли рассказы коллег-коллекционеров: собрание судьи было скромным, скупалось по случаю и в основном на барахолках.
 
Но коллекционеры со стажем выдвигают новую версию – мол, у Владимира Трофимова могло быть две коллекции: одна – для всеобщего обозрения, а вторая – только для очень узкого круга избранных. Кстати, первая – «официальная» – коллекция таковой на самом деле, по мнению собирателей, не являлась, ведь судья даже каталог своего собрания не составил. А вот тайная коллекция могла быть воистину бесценной. Хочешь не хочешь, а на ум тут же приходит другое тайное собрание – коллекция скромного электрика из Кировограда, после смерти которого нашли уникальные раритеты, чья стоимость действительно оценивалась в десятки и сотни миллионов долларов.
 
Мелочь, но характерная: местные таксисты знают, что Владимир Трофимов на работу и еженедельно в клуб коллекционеров ездил исключительно на таксомоторе, у него даже был свой постоянный «извозчик».
 

Вероника Константиновна просит журналистов не чернить память сына. Сотрудники раздела «Новости Украины» журнала для инвесторов «Биржевой Лидер» понимают чувства убитой горем матери и стараются выдавать только объективные факты. Но обходить молчанием резонансное дело убийства Владимира Трофимова и его семьи нельзя. Особенно на привычном уже фоне почти полного молчания правоохранительных органов о ходе расследования, которое сам президент Украины Виктор Янукович назвал делом чести для силовиков.

Автор:
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Если у Вас иное мнение напишите его в комментариях.
Возник вопрос по теме статьи - Задать вопрос »
comments powered by HyperComments
« Предыдущая новость «  » Архив категории «   » Следующая новость »

Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Видео

Энциклопедия

Ларнака
Ларнака
Жигунов Сергей Викторович
Жигунов Сергей Викторович
Автоматический трейдинг (Автотрейдинг)
Автоматический трейдинг (Автотрейдинг)
Nokia Corporation
Nokia Corporation
Фарион Ирина Дмитриевна
Фарион Ирина Дмитриевна
Партия «Батькивщина»
Партия «Батькивщина»