Горячие Новости

Высокочастотная торговля - “токсичный” вид трейдинга, отравляющий жизнь инвесторам

Мартин Хаткинсон


Недавно банк Goldman Sachs Group Inc. (NYSE:GS) сообщил о том, что во втором квартале 2009 года у него было 46 торговых дней с прибылью свыше 100 миллионов долларов. Это рекордный показатель даже для этого гиганта, который является одним из основных игроков Уолл-Стрит.

Когда экономика США находится на грани краха, как-то странно, что инвестиционные банки подобно Goldman Sachs устанавливают такие рекорды. Но дело в том, что они нашли новый способ снять побольше сливок с экономической активности в США. И этот способ называется “высокочастотная торговля”.

Итак, высокочастотная торговля (ВЧТ) использует вычислительную мощь и скорость суперкомпьютеров, чтобы торговать намного быстрее, чем это делает обычный трейдер. Владельцы суперкомпьютеров программируют их на то, чтобы извлекать выгоду из информации на несколько миллисекунд быстрее, чем другие компьютеры, и на несколько секунд быстрее, чем обычные трейдеры. И это не “андеграунд”трейдинга. На американском рынке акций 70% торгового объема представлено высокочастотной торговлей.

Серверы, которые используются для высокочастотной торговли, способны опережать другие компьютеры, так как они расположены прямо на биржах и получают моментальный доступ ко всем данным, включая информацию об ордерах и котировках. Таким образом, они получают колоссальное преимущество перед всеми остальными участниками рынка. Такие суперкомпьютеры размещены не только на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE), но и на других электронных биржах.

 

Раскрыты хищнические уловки высокочастотной торговли


По мнению брокерской компании ThemisTrading LLC, существует несколько видов ВЧТ:

  •  Одни “хищники” извлекают выгоду из скидок на создание ликвидности/объема (около 25 центов с акции), которые предлагаются биржами брокерам, размещающим ордера и создающим рыночную ликвидность. Когда они обнаруживают крупный ордер (приказ), они исполняют только его часть, а затем снова предлагают акции по той же цене, тем самым зарабатывая себе обещанный бонус за создание ликвидности на том или ином рынке.
  • Другие извлекают выгоду из работы институциональных компьютеров, которые занимаются дроблением крупных ордеров на большое количество мелких. Они заставляют институционального трейдера (который желает купить) набавлять цену, обманывая его компьютер путем размещения мелких ордеров на покупку и затем отменяя их. В итоге этот алгоритм “шортит” акции по более высокой цене, заставляя и институционального трейдера платить.
  • Автоматизированные маркетмейкеры ежесекундно “пингуют” фондовые рынки в поисках крупных отложенных ордеров путем размещения собственных ордеров, а затем моментально отменяют их (чтобы они не были исполнены). Таким образом, они добывают информацию о лимитных ордерах крупных покупателей. Затем они приобретают акции на другой бирже и продают их на этой.
  • Есть еще и такие трейдеры-суперкомпьютеры, которые единовременно покупают большое количество акций, чтобы обмануть институциональные компьютеры (локальные компьютеры биржи), заставляя их исполнить крупный ордер и вызывая тем самым резкое ценовое движение на рынке.

Эти токсичные виды торговли заставляют расти торговые объемы, особенно на Нью-Йоркской фондовой бирже. Также увеличилась интенсивность торговли (количество ценовых изменений или тиков). Теперь обычные трейдеры Нью-Йоркской фондовой биржи создают лишь 25% торгового объема, а не 80%, как раньше.

Для нас, обычных трейдеров и инвесторов, суть заключается в том, что инсайдеры используют мощные компьютеры, чтобы обмануть систему и вытянуть миллиарды долларов из остальных участников рынка. Все знают, что торговать акциями с использованием инсайдерской информации о компании запрещено законом. Поэтому они используют в торговле инсайдерскую информацию о потоке рыночных ордеров. Вот как Goldman Sachs и другие крупные игроки делают состояния, торгуя на фондовых рыках.

Два способа, с помощью которых Комиссия по ценным бумагам США может остановить высокочастотную торговлю на фондовом рынке


Итак, есть два способа. Но в идеале лучше бы применить оба.

 

1. Необходимо ввести правило, согласно которому выставленный ордер не может быть отменен ранее, чем через 1 секунду. Это поможет снизить объем высокочастотных сделок, однако один этот способ не сможет защитить остальных участников рынка.

2. Второе (и более эффективное) решение заключается в том, чтобы ввести на фондовом рынке небольшой “налог Тобина” применительно ко всем транзакциям без исключения. Он может быть совсем крохотный (0.1 цент за акцию). Можно также отменить скидки. Это сделает неприбыльными даже самые изощренные виды высокочастотной торговли, и в то же время не принесет ощутимых издержек обычным инвесторам. Кроме того, вырученные деньги можно использовать для повышения регулирования рынков.


Goldman Sachs и другие финансовые институты со статусом “мы слишком крупные, чтобы потерпеть неудачу” и так обошлись слишком дорого американским налогоплательщикам. А теперь они еще и обворовывают американский фондовый рынок с помощью ВЧТ.

Властям уже давно пора вмешаться и остановить этот беспредел на фондовом рынке.

 


Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Видео

Энциклопедия

27 февраля
27 февраля
Ташкент
Ташкент. Столица Узбекистана

Владимир Рыбак: украинец, для которого флаг дороже, чем жизнь
азербайджанцы
Народ Азербайджана - азербайджанцы
Mercedes CL-Class
Mercedes CL-Class – верный спутник для путешествий

Религия