Горячие Новости

Облако тегов

Путина поняли буквально: в политике допустимо насилие – Кашин

Путина поняли буквально: в политике допустимо насилие – Кашин

Оппозиционный активист Владимир Ионов, в возрасте 75 лет, стоял в одиночном пикете с плакатом «Путин есть - ума не надо». Подошли несколько граждан, стали выкрикивать, что Ионов нарушает закон, оскорбляя представителя правительства при исполнении, отобрали из рук плакат, облили пожилого мужчину зеленой жидкостью и обсыпали белым порошком. Ионов говорит об ожоге глаз 1-2 степени.

Впервые без маски.

По меркам Российской Федерации - новость совсем не новая, а штатная. Подобные нападения на оппозиционных активистов с регулярностью происходят не первый год - в архивах можно отыскать примеры гораздо более экстремальных атак на оппозиционеров. Гарри Каспарова избивали шахматной доской по голове, Борису Немцову кидали на крышу машины унитаз, на капот автомобиля Ильи Яшина вообще испражнялись, а на одном из националистических форумов по залу пролетал запущенный прокремлевскими активистами радиоуправляемый фаллоимитатор. На данном фоне нападение на Ионова смотрится даже консервативно, подумаешь - пожилого гражданина чем-то облили и отобрали плакат, ничего особенного. Но особенность имеется, и актуальная. Это стало известно корреспондентам раздела «Новости Мира» журнала для трейдеров и инвесторов «Биржевой лидер».

Чаще всего на представителей оппозиции нападает непонятно кто. Да, можно догадываться про то, какая именно прокремлевская организация причастна к очередной атаке, но формально каждый раз разговор проводится об анонимах - унитазы на автомобили и фаллоимитаторы в залы заседаний направляют неустановленные личности. На Ионова же напал гражданин с именем и фамилией, даже с двумя - по паспорту он Игорь Бекетов, в публичном имидже - Гоша Тарасевич, не очень знаменитый сериальный актер.

Новые грани допустимого.

Бекетов-Тарасевич представляет движение SERB - впервые о нем поступила информация в начале текущего года, когда его активисты обливали фекалиями митингующих против военных действий на украинской территории. После этого активисты SERB под руководством того же Тарасевича разрушили импровизированный мемориал на месте смерти Бориса Немцова и временами зачинали драки на Москворецком мосту со сторонниками убитого политического представителя.

Один раз можно было бы думать, что это исключение, два - интересный прецедент, но, когда подсчет акциям SERB приблизился к десятку, появляется возможность вести разговор об уже произошедшем явлении деанонимизации политического насилия. Впервые граждане, не скрывающие собственных имен и лиц, балансируют между Административным и Уголовным кодексом, не имея опасений быть посаженными за решетку.

Да, вероятно, предшественники Тарасевича являлись более наглыми и креативными, зато он, в отличие от них, не скрывается. Нападение на Ионова беспрецедентно не тем, что потерпевший получил травмы (такие вещи у нас издавна перестали быть экзотикой), а тем, что нападавший вместо показаний следователю гордо дает комментарии корреспондентам - да, это сделал я, и «так должно быть с каждым».

SERB - это маленькое и не довольно известное движение, в отличие, сказать, от «Антимайдана» - шумного, медийного, но заметно бессмысленного, но именно оно расширяет сегодня границы допустимого в московской уличной политике. Нападать на граждан - можно. Рвать плакаты - можно. Брызгать в глаза старику непонятной жидкостью - можно.

Ведущая роль плохого актера.

О Гоше Тарасевиче информации присутствует мало - он не очень успешный актер сериалов, который до нынешней весны не был замечен в какой-нибудь политической активности. Можно предполагать, что текущий статус лица движения SERB - это просто очередная его роль, самая существенная и, скорее всего, самая финансовая. Кто режиссер данной постановки, нам не известно, но, с обратной стороны, придумывать не приходится - конкуренция среди подобных режиссеров невелика, тут либо Кремль, либо специальные службы, больше некому.

Для чего правительству Российской Федерации расширение рамок допустимого насилия - в целом, известно. Направляясь на оппозиционный митинг, человек обязан ведать, что рискует не только попасть в отделение полиции, но и подраться с отморозками из радикального охранительного движения. Вероятнее всего, осознание подобной перспективы для большинства станет дополнительным аргументом в пользу того, что лучше не появляться на улице - но не более того. Ведь опыт демонстрирует, что в критический момент первыми капитулируют как раз «титушки», наемные громилы. А отрицательный эффект от легализации насилия вступает в силу немедленно и преодолевается с внушительным трудом.

Как пишет независимый журналист и писатель, автор еженедельной колонки на DW Олег Кашин, правительство в Российской Федерации уже не раз заигрывало с людьми, готовыми нападать на оппонентов - известна история организации БОРН, еще более зловеще выглядят чеченские силовые структуры, только формально подчиняющиеся федеральному МВД. Каждый раз результатом игр власти с людьми, готовыми к насилию, оказывались реальные политические убийства, но ни одно из них почему-то не привело Кремль к очевидному выводу о недопустимости насилия в политике. Когда-нибудь эти игры приведут к большой беде.

Автор:
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Если у Вас иное мнение напишите его в комментариях.
Возник вопрос по теме статьи - Задать вопрос »
comments powered by HyperComments
« Предыдущая новость «  » Архив категории «   » Следующая новость »

Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Энциклопедия

Акция протеста
Акция протеста
Молодежный автомобиль Mazda 3
Молодежный автомобиль Mazda 3

Биография Анастасии Волочковой
курс казахстанского тенге
НБ Казахстана: курс казахстанского тенге
Семейный автомобиль Mazda 5
Семейный автомобиль Mazda 5
швейцарский франк
Швейцарский франк к доллару