Горячие Новости

Облако тегов

Чем отличается российский «закон о забвении» от европейского

Чем отличается российский «закон о забвении» от европейского

В Российской Федерации в срочном порядке принимаются корректировки в закон об информации, известные как «право на забвение». Авторы документа сослались на европейский опыт. Как они его применяли, выясняли корреспонденты DW.

Принятые на текущей неделе Государственной думой в первом чтении корректировки в федеральный закон об информации, информационных технологиях и защите информации угрожают существенно поменять жизнь сектора Интернета Российской Федерации - Рунета. В подробностях этого разбирались корреспонденты раздела «Новости России» журнала для трейдеров и инвесторов «Биржевой лидер».

«Корректировки получили название «право на забвение». Авторы документа сослались на европейские практики использования права по удалению личной информации из сети Интернет», - рассказывают в Государственной думе. Причастными к написанию нового проекта закона были депутаты различных фракций, проект одобрен профильным комитетом, и в скором времени ожидается второе чтение. Закон способен вступить в силу уже с 1 января следующего года. Однако насколько данная инициатива действительно сходна с европейскими практиками?

Нет такого закона в Евросоюзе.

Стоит начать с того, что в Европейском Союзе определенного закона, который регламентирует «право на забвение», не существует.

На протяжении уже многих лет в Европейском Союзе проводится дискуссия о том, что пора заменить принятый еще в 1995 году свод рекомендаций о защите личных данных. На сегодняшний день им на смену принят в разработку проект закона, известный как General Data Protection Regulation. Однако он будет иметь рекомендационный характер, и вокруг его конкретных положений до сих пор проводятся резонансные споры не только среди законодателей, но и среди лоббистских групп и неправительственных организаций.

То, чему законодатели Российской Федерации желают в ближайшей перспективе придать монументальный вид закона, в Европейском Союзе носит характер прецедентного права. К примеру, заслуживающим внимание ориентиром в аналогичных делах является вердикт Европейского суда от 13 мая прошедшего года, в котором суд поддержал иск гражданина Испании против интернет-концерна Google. Судьи предписали поисковой системе удалить личную информацию по запросу пользователя. Говорилось о реализации его дома с аукциона за долги, которые он впоследствии оплатил. Вместе с этим судьи указали на то, что это дело не может применяться как универсальный прецедент, а «право на забвение» обязано соизмеряться с другими приоритетами и правами, в частности, с общественным интересом в доступе к информации.

Решение Европейского суда потянуло за собой массу критики в самой Европе и в Соединенных Штатах Америки, так как большое количество граждан увидели в данном решении опасность того, что баланс между защитой личных данных и правом на информацию будет нарушен в пользу первой и что это в финальном результате приведет к цензуре. «Однако именно такое спорное решение суда легло в основе проекта закона Российской Федерации», - подчеркивает в своем критическом анализе компания «Яндекс».

Специалисты поисковой системы отметили ряд важных различий версии России от европейской: в частности, Европейский суд имеет ориентир в своем решении на законодательство о защите персональных данных, чего в законодательной инициативе Государственной думы нет. «Проект закона Российской Федерации предусматривает возможность удаления информации, которая относится не только к лицам, но и к событиям. Подобной нормы в Европе нет. Наконец, Европейский суд ограничил ряд возможностей по удалению информации, но аналогичные ограничения отсутствуют в проекте закона России», - выяснили специалисты «Яндекса».

Скопировали, изменив под себя.

«Вдохновение законодатели России вполне способны были черпать в европейских нормах, похожих моментов довольно много, начиная с того, что они скопировали определение поисковой системы», - говорит в интервью DW Грегуар Пуже, руководитель отделения по новым коммуникационным технологиям международной организации «Репортеры без границ». «Вместе с тем и различий много, и основное из них - это отсутствие четкого баланса между правом на защиту личных данных и свободным доступом к информации», - рассказывает Пуже.

В версии Российской Федерации нет никакого упоминания о праве на доступ к информации. «Удалить можно вообще все, кроме деяний, за которые было оглашено уголовное наказание. Европейский опыт пока не способен утешить, но все-таки верховный суд Европейского Союза прямо указал на необходимость баланса между этими двумя правами, как говорит Пуже: "Вы не способны удалить из поисковой системы данные, представляющие общественный интерес, скажем, о каком-то публичном человеке».

«Новый проект закона в случае его принятия сулит Российской Федерации в первую очередь существенные проблемы с доступом к информации», - отмечает Пуже, а основными проигравшими способны стать простые пользователи Интернета и поисковые машины. «К сожалению, данный закон, как мы рассчитываем, будет принят», - рассказывает эксперт. Впрочем, ко второму чтению законодатели, как передают средства массовой информации России, «принципиально» договорились убрать из проекта закона наиболее спорную норму, согласно которой было бы можно без решения суда, а по простому заявлению добиться от поисковой машины удаления ссылок на любую достоверную информацию, которой более трех лет. Такого положения в европейских законах никогда и не было.

Автор:
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Если у Вас иное мнение напишите его в комментариях.
Возник вопрос по теме статьи - Задать вопрос »
comments powered by HyperComments
« Предыдущая новость «  » Архив категории «   » Следующая новость »

Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Видео

Энциклопедия

Азаров Николай Янович
Азаров Николай Янович
Балога Виктор Иванович
Балога Виктор Иванович
Соединенные Штаты Америки карта
Соединенные Штаты Америки
Грипп
Грипп
12 марта
12 марта

Тымчук Дмитрий Борисович