Горячие Новости

Облако тегов

Иран: что скрывают от инвесторов ведущие СМИ мира?

Иран

Иран – одна из самых закрытых и неоднозначных стран в мире, вокруг которой всё время вращается множество всевозможных слухов, предположений и домыслов. "Враг №1 США" заставил весь мир считаться с собой. И дело не только в том, что эта страна занимает высокое 18-е место в мировом экономическом рейтинге, обладает третьими в мире запасами нефти и вторыми – природного газа, уступая только России. Просто не так много найдётся сегодня государств, открыто бросающих вызов США и демократическому Западу, готовых сразиться с самыми богатыми и влиятельными государствами мира и чуть ли не со всеми соседями? Чем привлекателен и непредсказуем для инвесторов "великий и ужасный" Иран? Суть его основных проблем и прогнозы развития на ближайшие годы.

"Великий и ужасный"
. Именно так называют современный Иран в аналитике и лентах новостей ведущие западные СМИ и именно так именовался... Гудвин – один из героев сказки Александра Волкова «Волшебник Изумрудного города», для постройки которого не хватило изумрудов, как строительного материала, поэтому, жители сказочной "Зеленой страны" носили зеленые очки и не замечали, что большая часть города создана не из изумрудов, а из обычного стекла и только фасад города сделан из зелёного самоцвета.

Если прибегнуть к аллегории с известной сказкой, то получится очень современная история с множеством непростых вопросов: кто - иранцы или остальной мир - вынуждено носят зеленые очки, впитывая противоположные аналитические выводы об этой стране? Отражают ли международные средства массовой информации реальную ситуацию в Иране в полной или хотя бы объективной мере? Говорят ли правду иранские политики и СМИ?

Попробуем разобраться с помощью аналитиков Академии forex и биржевой торговли Masterforex-V в этом запутанном клубке вопросов. Нет ничего страшнее для инвесторов, чем носить "зеленые очки", не отличая изумруды от обыкновенного стекла, разбросанного чьими-то старательными руками.

Иран: известное о неизвестном

Что сегодня известно миру об Иране из материалов западных СМИ?
Если судить по выступлениям политиков и сообщениям мировых масс-медиа, то эта страна
* является пособником международного терроризма (в этом связи, задержание на днях военнослужащими НАТО на юге Афганистана иранца, подозреваемого в связях с «Талибаном», как нельзя кстати);
* стоит на пороге создания своей ядерной бомбы, угрожающей человечеству (некоторые западные аналитики убеждены, что Иран может получить её уже в 2011-2012 годах);
* плацдарм для агрессии и самого существования израильского государства;
* является «кровавым тоталитарным режимом», попирающем "демократические права и свободы" в собственной стране;
* находится из-за международной экономической изоляции на самом краю экономической пропасти.
Кажется, ничего не упустили из дайджеста западных СМИ. В общем, "ужасный Иран".

Основные проблемы Ирана

ИранКонечно, проблем у Ирана более чем предостаточно, пояснили эксперты землячества арабских стран Академии Masterforex-V, но большинство из них находится не в самом Иране, а в его бескомпромиссной борьбе с США и НАТО и навязываемым ими "западным образом жизни". Вот только некоторые из важнейших:
■ Изоляция Ирана, связанная с его ядерной программой, только усугубляется, санкций становится всё больше (ограничения только Евросоюза изложены в 77-страничном документе) и они носят всё более жёсткий характер. Так, например, энергетическим компаниям запрещаются новые инвестиции в иранскую нефтегазовую промышленность, страховым компаниям не разрешается страховать грузы и самолеты, следующие в Иран, счета иранских компаний и частных лиц в финансовых учреждениях, которые находятся под юрисдикцией США, замораживаются и т.д. В связи с этим, Вивьен Уолт в статье «Запугивают ли США Европу, заставляя её разрывать связи с Ираном?» ("Time") пишет, что, поскольку никто не хочет лишиться доступа на рынки крупнейшей экономики в мире – США, то давление Америки становится очень похожим на выкручивание рук. Кроме того, инвесторы, конечно, опасаются войны. В самом деле, когда создаются серьезные проблемы с обеспечением страны нефтепродуктами, тогда возникает стойкое ощущение преддверия войны и инвесторы уходят из Ирана. Так, недавно из Ирана ушли нефтяные гиганты: Shell, Total, ENI, Statoil и пр.
Ужесточение американских и европейских санкций, конечно, наносит заметный ущерб иранской экономике. Если верить французской Les Echos, то в конфиденциальном докладе, представленном в конце сентября духовному лидеру иранского режима аятолле Али Хаменеи, говорится о возможной опасности экономического краха страны «в течение года». Эти опасения связаны в том числе и с санкциями. Как утверждает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, если нефтеперерабатывающая промышленность Ирана не получит десятки миллиардов долларов инвестиций, то лет через десять лет богатая на нефть страна будет вынуждена… её покупать. Так, ещё недавно Иран импортировал около 40% бензина, не имея собственных перерабатывающих мощностей. Можно вспомнить, что после разрыва из-за санкций контактов с банками ОАЭ, через которые осуществлялась чуть ли не половина иранской внешней торговли, в стране ощутили нехватку долларов, резко упал курса национальной валюты. Конечно, из-за этих санкций теряют немалые прибыли и западные компании. Менее всего они бьют по самому инициатору – США, так как со времён исламской революции 1979 года (иранский «зеленый переворот»), Америка не имеет дипломатических отношений с Тегераном. Американское посольство в Иране уже более 30 лет стоит заросшее кустарниками и сорняками и в нём никто не живёт кроме, разве, крыс. Так что шутка – «США подвергли Иран внезапной критике», является шуткой без всякой доли истины.
Каковы же цели участников эмбарго, помимо открыто заявленной борьбы с ядерной программой Ирана? Их много. Например, сменить существующий в Тегеране режим на проамериканский, прозападный. Не стоит забывать, что Иран является 5-м в мире экспортёром нефти, кроме того, серьёзным конкурентом в борьбе за транспортировку каспийской нефти: именно он предоставляет самый дешёвый маршрут транспортировки. Кроме того, иранский газ – одна из главных надежд по наполнению трубы Nabucco. В случае успеха, открывается большой контроль и сверхприбыли. Спросите, на что надеются? Например, на повторение событий 2007 года, когда перебои с горючим вызвали массовые акции протеста. Дело в том, что дешёвый бензин является одним из узких мест иранской экономики. Это вызвано не развитостью в стране железнодорожного транспорта (более 90% грузов и более 95% пассажиров перевозятся автомобильным транспортом), поэтому 200 литров бензина там продаются по бросовым государственным и фиксированным низким ценам. Так что армия автолюбителей при удорожании бензина может сместить любое правительство.
Официальный Тегеран режим санкций объясняет враждебностью Запада к мусульманам вообще. Иран не раз заявлял, что не собирается создавать ядерную бомбу, так как она, с точки зрения ислама, большой грех, поскольку влечёт гибель огромного количества невинных людей, что его ядерная программа направлена исключительно на обеспечение страны электроэнергией. Президент Центра стратегических исследований «Россия - исламский мир» Шамиль Султанов считает, что Запад не учитывает того обстоятельства, что при нынешних темпах роста населения Ирана и существующих темпах добычи нефти, она закончится через 15 лет. И тогда возникнет серьёзная энергетическая проблема.
Но режим санкций не отменяет глубоких экономических проблем самого Ирана. Так, официальный уровень инфляции составляет 10%, но многие эксперты называют цифру в 24%. Иран буквально страдает от огромной безработицы. Опять же, по официальным данным, уровень безработицы в стране доходит до 22% (по данным экспертов, реальная цифра ближе к 40%).

подсчетНазовём наиболее уязвимые места иранской экономики:
■ Большой и неэффективный государственный сектор. Об экономике Ирана обычно говорят, как о смеси централизованного планирования (сейчас страна занята выполнением 5-ой пятилетней программы развития), государственной собственности на крупные и наукоёмкие предприятия, отсталого сельского хозяйства и небольшой частной торговли. Вот только несколько иллюстраций этого. Почти 70% промышленного производства находится в руках государства, в основном это – нефтехимия, металлургия, машиностроение. Что касается нефтяного сектора, то он контролируется государством на 80%. Частный сектор, как правило, представлен лёгкой промышленностью, небольшими мастерскими и сельхозпредприятиями. Средний класс в Иране хотя и растёт, но пока остаётся весьма немногочисленным.
■ Высокая концентрация собственности, ведущая к монопольным образованиям. Известно, что иранская экономика во многом контролируется политиками. Как пишет профессор экономики Кенан Мортан, 20 тысяч государственных компаний потребляют 65% национального бюджета и управляют 80% экспорта. И эти государственные компании работают в рамках экономической структуры (боньяд), возглавляемой религиозными авторитетами – муллами. Параллельно существует другая экономическая структура – базих, связанная со стражами революции и президентом Махмудом Ахмадинеджадом. Сегодня Революционная гвардия, созданная первоначально для защиты революции, как полагают эксперты, контролирует треть экономики Ирана, во всяком случае, у них – исключительная возможность контролировать некоторые порты. Эти структуры часто конкурируют и конфликтуют между собой.
■ Сильная зависимость от нефти. Считается, что доходы от продажи нефти составляют 55-60% поступлений в бюджет страны. В целом, на сектор энергетики приходится более 80% государственного дохода. Эти нежданные сверхдоходы Ирана от экспорта нефти, как это часто бывает, тормозят проведение назревших социально-экономических реформ (знаменитое «ресурсное проклятие»). В стране, вопреки всем ожиданиям, доля нефти в экономике продолжает расти, что, конечно, является головной болью для иранской власти. С другой стороны, падение цен на нефть ниже $90 за баррель, также является головной болью для Тегерана, ибо делает экономику более уязвимой. Ещё одной бедой Ирана является расточительство в расходовании нефтепродуктов. Впрочем, сопряжённость богатства и расточительства - вещь достаточно распространённая.
■ Социально-ориентированная экономика. В стране долгое время существовала система крупномасштабных государственных субсидий на продовольствие, топливо, электричество и бензин. По некоторым данным, на субсидии приходилось почти 30% иранского бюджета. Интересные сведения приводит МВФ: суммарный доход средней иранской семьи составляет $3,6 тысячи, а субсидий она получает на $4 тысячи. Всё – благодаря нефтяным деньгам. Они позволили повысить уровень социально защищённости, развить здравоохранение и поднять образование иранцев. К примеру, за счёт доходов от экспорта иранской нефти был создан фонд поддержки молодежи, деньги из которого шли, в том числе, и на организацию свадеб. Но, как признаёт сам Ахмадинежад, нефтеденьги больше не в состоянии выдерживать щедрые субсидии. Здесь уместно отметить, что уже несколько десятилетий разные президенты Ирана пытались изменить эту систему, но всякий раз, опасаясь массовых протестов, отступали. И только недавно началось сокращение субсидий на молоко, растительное масло, муку, энергоносители и замена их социальной помощью. СМИ пишут, чтобы компенсировать потери от неизбежного роста цен, почти 60 миллионов человек (а всё население страны составляет более 74 миллионов) будет получать примерно $40 в месяц.
■ Сложный для иностранных компаний порядок инвестирования. В Иране непросто заниматься бизнесом. Не случайно, по рейтингу благоприятствия ведению бизнеса страна занимает лишь 137 место. Слишком много сложностей и нюансов в иранском инвестиционном законодательстве. Эльдар Касаев, специалист по инвестициям в энергетику стран Ближнего Востока, указывает на них. Отметим некоторые из ограничений:
– иностранный инвестор не может иметь в собственности землю, причём, не имеет значение, о каком количестве земли идёт речь,
– запрещено создание предприятий со 100% иностранным капиталом. Зарубежный инвестор обязательно должен найти себе потенциального иранского партнера. Причём, соотношение продукции, созданной с помощью иностранного капитала, не должно быть больше 25% от общей продукции отрасли,
– предполагается постепенная передача объекта в собственность Ирана по мере возвращения затрат инвестора. Как известно, именно на таких условиях было создано совместное российско-иранское предприятие по строительству АЭС в Бушере: изначально соглашение было заключено на паритетных началах, но через несколько лет предприятие станет иранским.
Эти и другие ограничения усиливаются сильным государственным вмешательством в экономику. В результате, нелицеприятная риторика Ахмадинежада по отношению к Западу, иранская ядерная программа, а также законодательные ограничения, снизили уровень инвестиции из-за рубежа. Например, турецкие инвесторы уходят с формулировками:  из-за «невыполненных обещаний» или «непонятных инвестиционных условий».
■ Ограниченная банковская сеть. Ещё одним из самых уязвимых мест иранской экономики является банковская система. Хотя банки в Иране можно встретить на каждом шагу, почти все они государственные (доля этих банков составляет 85%). Учитывая, что ростовщичество запрещено исламом, тамошние банки с большой натяжкой можно назвать кредитными учреждениями, это скорее обменные конторы. Хотя решение о сокращении количества государственных банков уже принято, дело теперь за «малым» - претворить его в жизнь.
■ Политическая неустойчивость. Как известно, определение «демократическая страна» сочетается с Исламской Республикой Иран плохо. Политическая система в этой стране уникальна – это одна из немногих существующих теократий, а сам Иран является первым в мире шиитским государством. Его политическая система и политическая жизнь отличаются:
– теократизмом. Первым лицом в государстве (он же верховный главнокомандующий) является не президент, а духовный лидер – аятолла Али Хаменеи, Совет экспертов (сплошь исламское духовенство) избирающий духовного лидера, может отстранить его фактически в любое время, Совет стражей конституции, состоящий из паритетного представительства духовенства и юристов, имеет исключительное право вносить поправки в конституцию, в парламенте широко представлены священнослужители;
– громоздкостью и многоступенчатостью (смотри выше), кроме того, у духовного лидера страны имеется солидный управленческий аппарат со своими силовыми структурами, у каждого аятоллы имеется свой офис и бюджет;
– огромный бюрократический аппарат, состоящий, в основном, из представителей духовенства, сегодня тормозит превращение страны в общенародное государство. Только для мулл открыты двери всех правительственных учреждений. Ахмадинеджад назвал это муллократией;
– борьбой группировок в иранском руководстве. К примеру, в последнее время критики Ахмадинежада заговорили об его импичменте, в вину ставится бесконтрольная со стороны парламента растрата нефтеденег, которые пошли на популистские проекты;
– цензурой. Из этой серии можно вспомнить желание власти отменить или пересмотреть университетские учебные планы слишком «западных» общественных дисциплин, идущих в разрез с исламом, как-то: право, социология, философия, психология, политология. В стране запрещён балет, блокируются многие сайты (например, радио «Свобода», BBC и др.), зарубежные телеканалы, запрещены спутниковые антенны (поэтому их обычно устанавливают под каким-то прикрытием или за кондиционером). Цензура объясняется исключительно борьбой с «аморальными материалами»;
– борьбой с инакомыслящими. К примеру, недавно к тюремному заключению приговорён один из самых влиятельных иранских режиссеров Джафара Панахи, известный так же своей критикой режима;
– строгими нормами общественного поведения: в Иране публично не танцуют, бассейны, гимнастические залы существуют на закрытых территориях, женщина должна быть одета в брюки, просторную рубашку с длинным рукавом и платок, мужчины не имеют права носить шорты или рубашки с коротким рукавом, зато желательна борода, обниматься на улице нельзя, целоваться – тем более, автобусы и троллейбусы в Иране разделены перегородкой на две половины, спиртное запрещено, пиво только безалкогольное и т.д. Полиция нравов отслеживает посягнувших на общественную мораль. Что тут скажешь, для европейцев всё это кажется дикостью, а вот для иранцев многие западные привычки кажутся недопустимыми в обществе;
– своеобразными законами, как-то: ампутация конечностей для вора, удары плетью за употребление спиртного и пр.
При этом жизнь иранцев, конечно же, значительно глубже и разнообразнее, чем это предстаёт из газетных материалов. Иначе как объяснить хотя бы тот факт, что среди выпускников иранских университетов женщин почти вдвое больше, чем мужчин. В жизни исламский радикализм чужд подавляющей массе населения, запреты какие-то не тотальные, а преследования полиции нравов избирательные. Как описывают это туристы, «все делают вид, что никто ничего не видит». Сами иранцы сравнивают нынешний этап развития страны с «брежневщиной», разумеется, исключая теократию.

Успехи Ирана: неизвестное об известном

ИранО чём же мало и не охотно пишут в мировых масс-медиа? Насколько объективно они освещают суть происходящего в стране? Итак, здесь речь пойдёт об определённых успехах Ирана, а они, безусловно, есть. Хорошо известно, что ни один режим не продержался бы сколько-нибудь долго, если бы при нем было бы всё плохо и ужасно. Иран переживает изменения, пока ещё, может быть, малозаметные и широко неизвестные. Каковы же эти основные перемены и успехи?
● Экономика Ирана развивается даже в кризис. Так, по данным МВФ, по итогам прошлого года иранская экономика развивалась достаточно успешно, хотя и снизила темпы роста до 2,5% против почти 7% годом ранее. По итогам 2010 года экономический рост должен составить 3% (правда, есть оценки роста и в 1,8%). Если обратиться к отчёту 2009 года ООН по развитию человеческого потенциала (Human Development Index), то в Иране выросли индексы долголетия, образования, реального дохода и т.д. Государственный долг страны невелик, в прошлом году он был на уровне 16,7% от ВВП, внешняя задолженность уменьшилась до 6,5% ВВП. Всё чаще иранский бизнес проникают на рынки соседних стран: можно вспомнить газовый маршрут в Армению, работу по сооружению ГЭС в Средней Азии, создание объединенной системы ЛЭП с Азербайджаном, экспорт автомобилей на рынки ближневосточных стран. Эксперты полагают, что активизация иранского частного бизнеса в региональном и глобальном масштабах, является тем трендом, который, по-видимому, будет только набирать обороты.
● Переориентация экономики и внешней торговли, в том числе под влиянием известных западных санкций. Например, Иран, не имея достаточно нефтеперерабатывающих заводов, закупал за рубежом более 40% бензина. Вашингтон, заставив международных нефтетрейдеров прекратить поставки горючего в Иран, тем самым ускорил реконструкцию старых и строительство новых нефтеперерабатывающих заводов. Уже сегодня почти три четверти бензина производится на территории страны. Далее. Место уходящих с иранского рынка западных компаний активно занимают китайские нефтетрейдеры. К слову сказать, на сегодняшний день около 11% всех энергетических нужд Китая удовлетворяется за счёт импорта из Ирана. Как утверждает редактор парижского издания Intelligence Online Филипп Васе, «китайцы и в особенности малайцы в последнее время скупают нефтяные активы Ирана, и перепродают много иранской нефти». Считается, что китайские инвестиции в разработку иранских нефтяных и газовых месторождений уже составляют около $9 миллиардов. Около $800 миллионов в разработку иранского нефтегазового месторождения намерена инвестировать Венесуэла.
● Либерализация инвестиционного режима. Санкции и дефицит инвестиций заставили Иран, наконец, заняться созданием благоприятных условий для иностранного капитала. Так, им недавно было объявлено о новом пакете льгот иностранным инвесторам, в котором предусмотрено значительное снижение банковских налогов и таможенных пошлин, упразднение налогов, связанных с инвестициями в сельское хозяйство, свободный ввоз необходимого им оборудования. Иностранным банкам позволили войти в иранскую финансовую систему. Иранские банки готовы предоставить кредиты иностранным инвесторам и гарантируют 10% прибыли на вложенный иностранный капитал. Главное, Тегеран даёт государственные гарантии инвесторам, снимает ограничения на их участие в государственном секторе экономики и даже позволяет решать гражданские споры между иностранными инвесторами и иранскими партнёрами в международных судах. Иран уже объявил о готовности предоставить инвесторам перечень инвестиционных проектов общей стоимостью более чем в $100 млрд.
● Развитие промышленного потенциала. В не самый простой для мировой экономики период, с 2008 по 2009 гг., в Иране промышленное производство выросло соответственно на 4,5% и 4%. По этому показателю Тегеран поднялся с 57-го на 22-ое место в мире. Напомним, что в кризисном 2009 году большинство стран уступили свои позиции. Ахмадинежад обещает вывести страну по экономическому развитию на 12-е место в мире.
● Расширение частного бизнеса. В ближайшие три года предполагается приватизировать около 150 государственных компаний, только в этом году ожидается выручка почти на $12,5 млрд.
● Сильный научный потенциал страны. Иран добился значительных успехов в области медицины (особенно в лечении СПИДа, онкологических заболеваний, размножении стволовых клеток), нанотехнологий, генной инженерии, лазерной технологии, освоения космоса (запуски спутников «Тулу» и «Месбах-2»). Известно, что в сфере медицины Иран занимает 21-е место в мировом рейтинге, по развитию химической отрасли – 23-е место, 14-е место в мире по разработкам в сфере нанотехнологии. Далеко не всем известно, что по количеству научных публикаций, посвящённых нанотехнологии, страна занимает высокое 14-е место в мире. По данным канадской компании Science-Metrix, в Иране самый быстрый научный рост во всём мир (в 11 раз быстрее, чем в любой другой стране мира). В связи с этим, Science-Metrix объявила 2010 год «годом Ирана». В планах Тегерана создание 55 тысяч высокотехнологичных компаний, а также центра нанометрологии. Поставлена задача к 2015 году войти в десятку ведущих в этой сфере стран мира. Можно ещё вспомнить, что Иран построил свой первый океанический контейнеровоз "Иран Арак" (может находиться 25 дней в океане без остановок), между прочим, первое судно, произведённое на Ближнем Востоке. Создал первый беспилотный самолёт с вертикальным взлетом и посадкой ("Наср-1001"). А недавно было объявлено об успешных испытаниях первого иранского самолета, движимого энергией солнечных батарей.
● Демографический фактор. Иран – одно из самых «молодых» государств мира. Доля молодежи там очень высока. Как прогнозируют в Тегеране, население страны через 15 лет достигнет 110 миллионов человек.
● Развитие туризма. Иран, несомненно, обладает неповторимой самобытностью, которая выделяет его среди многих других азиатских государств. Между прочим, по количеству и ценности исторических памятников ЮНЕСКО поставила Иран на третье место в мире. Но по числу посещающих страну туристов Иран замыкает сотню, а по доходам бюджета от туризма находится лишь на 68-ом месте. Слабая реклама, плохая общественная репутация в некоторых частях мира серьёзно препятствуют росту туризма. Но эксперты полагают, что именно туризм является одним из наиболее перспективных направлений развития страны.
● Вооружённые силы. Иранская армия в сравнении с прочими странами Персидского залива относительно велика – около 350 тысяч человек. В то же время, оборонные расходы Тегерана значительно меньше расходов других крупных стран региона - 3,2% от ВВП, что значительно уступает расходам во многих соседних странах – Саудовской Аравии, Израиле, Объединенных Арабских Эмиратах (от 6 до 12% ВВП). Что же касается иранской ядерной программы, то доказательств её военной составляющей пока так и не найдено. Зато в отличие от Индии или Израиля, Иран подписал договор о нераспространении ядерного оружия. И если бы он его хотел его иметь, то вышел бы из договора, а затем, на законных основаниях создавал бы ядерное оружие.
В конце, возвращаясь к сказке «Волшебник Изумрудного города», задаёшься вопросом – так кто же надел зелёные очки? И эти очки искажают действительность или лишь усиливают её восприятие, делая неочевидное очевидным? А ещё, можно вспомнить одну из сентенций, вытекающих из этой сказки: человек может себя убедить в чём угодно, было бы желание и желающие.
Как будут развиваться события в Иране, прогнозировать никто не возьмётся. Признаем, демонстративное упорство, жёсткость и негибкость Ахмадинежада, проявленные во взаимоотношениях с Западом, не лучший помощник в прогнозах.

Редакция "Биржевого лидера" совместно с экспертами академии форекс и биржевой торговли Masterforex-V проводят опрос: как Вы считаете, насколько реально с точки зрения инвестора вкладывать деньги в Иран?
* стоит инвестировать, для этого есть все условия;
* не стоит инвестировать;
* нужно подождать, пока стабилизируется политическая и экономическая ситуация в стране и в мире.
 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Если у Вас иное мнение напишите его в комментариях.
Возник вопрос по теме статьи - Задать вопрос »
comments powered by HyperComments
« Предыдущая новость «  » Архив категории «   » Следующая новость »

Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Видео

Энциклопедия

Хрулёва Елена Владимировна (Елена Ваенга)
Хрулёва Елена Владимировна (Елена Ваенга)
Гороскоп на сегодня
Гороскоп на сегодня

Кузьма Деревянко: украинец, закончивший Вторую мировую войну
Foxconn
Foxconn

Казуальные, браузерные, социальные и флеш игры
Пафос
Пафос