Горячие Новости

3-й мировой финансовый кризис в Англии 1719-1721 гг.

3-й мировой финансовый кризис в Англии 1719-1721 гг.


Уроки истории заключаются в том, что люди ничего не извлекают из уроков истории.
Олдос Хаксли, 1959 г.

Финансовый "мыльный пузырь" — это быстрое увеличение в цене активов, которое происходит без соответствующих фундаментальных причин (таких, как сообщения о начале выпуска нового продукта или открытии месторождений нефти).

Мыльный пузырь характеризуется тремя составляющими: быстрым ростом цен на финансовые активы, расширением экономической деятельности и постоянным увеличением денежного предложения и кредита.

>Англичане прозвали «мыльными пузырями» авантюристические и жульнические компании, собиравшие деньги граждан под обещания фантастических доходов.

Покой


До начала XVIII века Британия не числилась среди наиглавнейших европейских держав. Скромная численность населения (в три раза меньше, чем во Франции) и отделенность морем делали её как бы запасным игроком европейской элиты.
С 1697 года все чаще и успешней выступали англичане на европейской политической арене, вынашивая планы реванша «в мировом масштабе».Развитие финансовой системы страны привело к учреждению в конце XVII века Банка Англии.

С вступлением на престол Анны (1702—1714 гг.) началась война за Испанское наследство, продолжавшаяся 11 лет (1702—1713).
Война утомила нацию, которая жаловалась на увеличение податей и постоянно возраставший государственный долг. Постоянные войны вели к необходимости содержания значительной армии, свыше 60 тыс. человек.

Во внутренней жизни народа самым главным событием, было заключение в июле 1706 года заключения договора об объединении Англии и Шотландии в единое королевство Великобритания. Законодательное оформление этого союза последовало 1 мая 1707 года.

В 1710 году министерство, неугодное королеве и обвинённое в затягивании войны, было низвергнуто. Новые министры немедленно открыли переговоры о мире с Францией.
Результатом переговоров был Утрехтский мир (11 апреля 1713), по которому Англия получила от Франции часть её владений в Северной Америке: Гудзонов залив, всю Новую Шотландию и Ньюфаундленд, а от Испании — Гибралтар и Минорку. Сверх того, Франция и Испания дали англичанам важные торговые привилегии в своих землях.
Французская морская сила была уничтожена, тогда как британский флот стал первым в Европе.

Победа далась Англии непросто.
Государству было необходимо срочно обеспечить погашение долговых обязательств армии и флоту и некоторых других статей текущей задолженности. В то время у всех на устах были несметные богатства Мексики и Южной Америки, благодаря которым Испания стала великой державой.
В период между 1550-м и 1800 годом эти территории обеспечивали 80 процентов мировой добычи серебра и 75 – золота. С 1540-го по 1700 год в Новом Свете было добыто 50 тысяч тонн серебра, что удвоило общую массу этого металла, находившегося в обращении в Европе.
Данный факт и подтолкнул Роберта Харли, графа Оксфорда, лорда-казначея (первого министра), лидераконсерваторов, к гениальной мысли. В 1711 году он предложил организовать особую торговую компанию с целью возрождения национальной кредитной системы.


Роберт Харли – идейный вдохновитель создания SSC

Оживление


Развив идею графа, группа богатых купцов и банкиров учредила Компанию Южных морей. Компания взяла на себя часть государственного долга на сумму около 9 миллионов фунтов стерлингов, а правительство гарантировало ей вознаграждение в размере шести процентов в год и исключительные права торговли с испанскими владениями Центральной и Южной Америки (отсюда и произошло название компании – Южным морем назывались южноамериканские берега).
Был произведен обмен государственных обязательств на акции Компании Южных морей. Компания стала крупнейшим кредитором государства, а его политика была теперь тесно связана с интересами компании. Основным видом деятельности новоявленной компании была перевозка чернокожих рабов из Африки в Южную Америку.

Кроме того, что к торговым операциям компания смогла приступить лишь в 1717 году, так ещё на самом то деле испанские колониальные власти позволяли заходить только одному английскому кораблю в год, получая за это одну четвертую часть от всей прибыли и 5% с оборота.
То есть дела компании шли отнюдь не блестяще, чему также не способствовало и серьезное ухудшение дипломатических отношений между Великобританией и Испанией, король которой, Филипп V, в 1718 году развязал реваншистскую войну за обладание южноитальянскими землями.

Поэтому, когда Англия и Испания официально снова возобновили войну в 1718 году, то ближайшие перспективы любых прибылей от торговли с Южной Америкой были равны нулю.
Однако спекулянты заботились о будущих перспективах и здесь приводились соображения, что невероятное процветание ждет впереди, и оно будет реализовано, как только закончатся военные действия.

Уверенный рост


И этот день настал. В 1719 году выходит из печати роман Даниэля Дефо "Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо", основанный на реальных событиях. Роман резко подогревает интерес к торговле с Южной Америкой и, соответственно, к Компании Южных морей.
С Франции доносились вести о фантастических успехах Индийской компании, основанной Джоном Ло.Испания терпела очередное поражение и в феврале 1720 года будет вынуждена подписать Гаагский мирный договор.

И на таком информационном фоне Компания Южных морей в начале 1719 года предложила обменять практически весь государственный долг (свыше 30 млн. фунтов) на свои акции по рыночному соотношению курсов ценных бумаг.
Поскольку 100-фунтовая акция на тот момент стоила 125-130 фунтов, а облигации государства оценивались по номиналу (100 фунтов), для хозяев компании это была очень выгодная сделка. Держателей облигаций соблазняла перспектива дальнейшего роста курса акций и связанных с этим выгод. Кроме того, компания обязывалась произвести казне крупный платеж наличными, которые могли быть использованы для выкупа облигаций у держателей, не соглашавшихся на предложенный им обмен. Средства для этого платежа предполагалось добыть путем дополнительного выпуска акций компании.

22 января 1720 года Палата Общин назначила совет для рассмотрения этого предложения.
Несмотря на многочисленные предупреждения, 2 февраля принимается решение представить парламенту проект. Роберт Уолпол, один из лидеров партии либералов, предостерегал, что этот план поощряет «опасную практику биржевых спекуляций и отвлечет нацию от торговли и промышленности. Он вызовет опасный соблазн завлечь и разорить легковерных, принеся их сбережения в жертву перспективе иллюзорного богатства». Некоторые пэры также возражали против предложенного плана, но их никто не услышал.

Руководители компании, и, прежде всего, ее управляющий сэр Джон Блант, не брезговали никакими средствами, чтобы поднять курс акций. Прежде всего распускались слухи, будто граф Стэнхоуп получил от испанского правительства предложение обменять Гибралтар и Порт-Мэй-хон на территории побережья Перу под гарантию обеспечения и расширения торговли под эгидой Компании Южных морей;
будто за изделия из хлопка и шерсти жители Мексики обещали золото в немыслимых количествах; будто компания получила право строить и фрахтовать столько судов, сколько пожелает, и не выплачивать проценты испанскому монарху. Все это не соответствовало действительности, но курс акций неуклонно повышался и в феврале 1720 г. он составлял 175 фунтов стерлингов.

Процветание


Росту курсов способствовал наступивший в первые месяцы 1720 года кризис системы Ло во Франции: спекулянты, сумевшие вовремя забрать свои деньги в Париже, теперь инвестировали их в Лондоне. В результате еще до голосования в палате общин курс акций резко вырос.



Пузырь "Южных морей". Эдвард Мэттью Уорд. Галерея Тейт.

Закон был быстро утвержден палатой лордов и 7 апреля 1720 года подписан Георгом I, который, кстати сказать, уже несколько лет числился почетным председателем компании.
Через пять дней после вступления закона в силу правление объявило подписку на новую эмиссию по 300 фунтов за акцию. Вместо одного миллиона фунтов, как рассчитывало правление, было собрано два. Когда успех стал очевиден, объявили еще один выпуск, уже по 400 фунтов. За несколько часов подписка составила полтора миллиона. Безумная жажда обогащения овладела всеми. Крестьяне и лорды наперегонки скупали акции, сколько могли.
Никто толком не понимал, что такое акции, откуда компания получает доходы, но покупали, рассчитывая на прибыль от спекуляции. Компания заручилась и поддержкой власти: она прикрывала взятки тем, что продавала акции политикам по номинальной цене, а затем тут же покупала уже по рыночной. Используя имена этих высокопоставленных акционеров, компании удалось привлекать и других покупателей, фактически строя финансовую пирамиду.

Возбуждение


Головокружительный успех акций породил массовую лихорадку создания новых акционерных обществ, часто с безумными идеями.
Одна компания собиралась переселять в Англию обезьян.
Другая – создать вечный двигатель.
Третья – производить древесину из опилок.
Владельцем одной из подобных компании являлся сам принц Уэльский, получивший в результате спекуляций 40 тыс. фунтов прибыли. Герцог Бриджуотер основал компанию, обещавшую вложить собранные деньги в благоустройство Лондона.
Всех превзошел один остроумный авантюрист, который создал компанию «для осуществления весьма выгодного предприятия, характер которого пока не подлежит оглашению». Чтобы заманить как можно больше людей, он объявил, что каждый может стать акционером, внеся авансом сравнительно скромную сумму в 2 фунта стерлингов. Цели компании предполагалось объявить через месяц после подписки, после чего акционерам будет предложено внести остальные 98 фунтов за акцию. За первый год был обещан дивиденд в 100 фунтов на акцию. Когда учредитель открыл утром подписку, толпа жаждущих осаждала его контору.
К концу рабочего дня он собрал 2000 фунтов и на следующий день благоразумно исчез из Англии вместе с деньгами.

Учредители компаний не думали о реальных инвестициях, а стремились только загнать повыше курс акций и снять жирный навар.
После этого компании лопались как мыльные пузыри, унося с собой деньги акционеров.
Интересным моментом являлось то, что главным противником этих малых «пузырей» была Компания Южных морей, поскольку они оттягивали на себя часть денег, которые могли бы быть инвестированы в ее акции.
В июне 1720 года вступил в силу закон, запрещавший безлицензионное учреждение акционерных обществ под угрозой штрафов и тюремного заключения. Этот закон, ставший известным как Акт о мыльных пузырях, был в силе более ста лет. Мания учредительства пошла на убыль. Люди «прозрели» и начали высмеивать свои недавние увлечения.

Затоваривание


В эти же летние месяцы 1720 года быстро менялась судьба главного «пузыря» — Компании Южных морей. В обстановке всеобщего ажиотажа курс ее акций продолжал повышаться и дошел до 900 фунтов.
Распространилось мнение, что акции достигли потолка. Приближённые короля и другая знать начали фиксировать прибыль. Цена начала падать, и члены правления вынуждены были срочно скупать акции. Так произошёл искусственный взлёт до 1000 фунтов за акцию.
Теперь «мыльный пузырь» раздулся до предела. Он дрожал и трепетал, переливаясь всеми цветами радуги, готовый лопнуть от малейшего дуновения ветра.

Надлом


Когда стало известно, что Джон Блант, председатель правления компании, и другие директора начали распродавать свои акции, курс начал катастрофически падать.
Ни восхищения достигнутыми результатами, ни красочно описываемые блестящие перспективы, ни бодрые резолюции собрания - ничто не могло остановить это падение. За неделю курс акций упал до 400 фунтов.

К этому времени Компания Южных морей заняла столь важное место в финансовой системе и общественной жизни страны, что ее трудности вызвали большую тревогу в правящих кругах.
Из своего поместья был вызван Уолпол, пользовавшийся большим влиянием в Банке Англии и способный добиться от него поддержки для компании.
Банк не хотел вмешиваться в дела компании, опасаясь за свой престиж. Уолпол согласился составить проект соглашения между компанией и Банком Англии, по которому последний должен был прийти на помощь. Это ослабило панику на рынке, и акционеры приободрились.
От Банка Англии требовали действий по «поддержанию общественного кредита», в сущности— спасения финансов страны, которые стали заложником судеб Компании Южных морей.
Банк согласился открыть подписку на 5-процентные облигации на сумму 3 миллиона фунтов и предоставить эти деньги в ссуду Компании Южных морей на один год.
Спад


Сначала облигации имели успех, и, казалось, намеченная сумма будет собрана за день. Но к полудню поток желающих иссяк. Люди кинулись не только продавать акции компании, но и изымать деньги из Банка Англии.
Тот выдержал напор вкладчиков, но для компании это стало началом конца. За один месяц, сентябрь, акции упали до 130 фунтов- до цены, с которой всё начиналось. И 24 сентября Компания Южных морей объявила о банкротстве.

В отличие от ситуации во Франции, где биржевой бум подпирался эмиссией банкнот банка Ло, в Англии свои векселя типа банкнот выпускали многие частные банки. Эти векселя до поры до времени были равноценны звонкой монете и широко использовались во всех операциях с акциями Компании Южных морей. Падение курса акций компании сделало для многих должников невозможным погашение долгов банкам, и те, в свою очередь, попали в трудное положение.
Близкий к компании банк «Сорд блейд» оказался неспособен выплачивать звонкую монету по своим бумажным обязательствам.
Под сомнением оказались векселя и других банков. Все это означало не просто обесценение акций одной компании, хотя и крупнейшей, но кредитный кризис, который ударил по экономике всей страны.

Великий ученый Исаак Ньютон, занимавший в эти годы высокий пост управляющего Королевским монетным двором, был свидетелем и участником этой биржевой лихорадки. Он сказал: «Я могу рассчитать движение небесных светил, но не степень безумия толпы».
И, исходя из этого, продал за 7000 фунтов принадлежавшие ему акции Компании Южных морей, получив прибыль порядка 100% . Однако, когда ажиотаж достиг пика, Ньютон поддался общему настроению и вновь купил акции, теперь уже по гораздо более высокой цене. В итоге при крахе компании он недосчитался 20 тысяч фунтов. До конца своих дней Ньютон не желал ничего слышать про «Южные моря».

Видя бесплодность своих усилий спасти компанию и опасаясь, что ураган сметет их самих, члены правления Банка Англии решили отказаться от выполнения соглашения, подготовленного Уолполом. В результате акции обесценились еще больше.
Официальный печатный орган «Парламентская история» даёт такую оценку всех этих событий: «Итак, за восемь месяцев произошло возвышение, развитие и падение могущественного учреждения, которое, будучи вознесено таинственными силами на удивительную высоту, приковало к себе внимание и ожидания всей Европы. Однако само это сооружение оказалось основанным на обмане, иллюзиях, легковерии и безрассудстве, а потому рухнуло, когда обнаружилось, как ловко управляли компанией директора»

Члены палаты лордов, несколько месяцев назад всеми силами занимавшиеся учредительством и спекуляциями, теперь гневно требовали наказания для виновных в крахе компании.
Никто не осуждал себя в легковерии и алчности, но, будучи «честным и трудолюбивым народом, ограбленным бандой стяжателей», призывали парламент повесить, колесовать, четвертовать виновных.
Разумнее других был Уолпол, который настаивал на том, что ликвидация нанесенного ущерба и восстановление общественного кредита важнее наказания виновных.
Он разработал и представил парламенту план ликвидации долгов и дел Компании Южных морей посредством двух финансовых гигантов - Банка Англии и Ост-Индской компании, который, в конце концов, не сработал.



Звезда этого шумного, веселого сквайра, отчаянного сквернослова и взяточника, взошла в связи с расследованием коррупции министров, замешанных в афере Компании Южных морей. Уолпол был призван отмазать их, что с успехом и сделал, а в народе получил прозвище Заслон.
Роберт Уолпол сыграл огромную роль в оформлении новой политической системы. Как челнок, неутомимо курсировал между двором, взяточниками-парламентариями и покорными министрами и судьями. Но главной его заботой были мир и процветание британской торговли.
При Уолполе окончательно сложилась система британского олигархата. Парламент избирался на 7 лет (что означало минимальную подконтрольность депутатов избирателям), круг самих избирателей ограничивался высоким имущественным цензом, и в избранники народа попадали, таким образом, только «свои». Это было правление богатых исключительно в интересах богатых.

Застой


Был подготовлен билль, запрещавший директорам и высшим служащим компании покидать Англию и совершать какие-либо сделки со своим имуществом, которое они должны были продекларировать.
Парламентарии, причастные к компании, были лишены депутатской неприкосновенности.
В ходе расследования выяснилось, что некоторые чиновники и члены парламента получили акции ещё до принятия закона о привилегиях и потому были корыстно заинтересованы в его принятии и в повышении курса акций. Также подтвердилось, что в период самых высоких цен директора, владевшие инсайдерской информацией, тайно продавали акции своей компании, что было признано «явным мошенничеством и нарушением доверия».
Дело принимало все более криминальный характер. Казначей компании, знавший все ее секреты, исчез из Лондона вместе с бухгалтерскими книгами и документами. После его исчезновения все 33 директора были арестованы.
Создав для расследования специальный секретный комитет, палата общин вскрыла массу злоупотреблений. В некоторых финансовых отчётах нашлись фиктивные записи, некоторые листы были вырваны, а важнейшие документы пропали.

Особо отличился председатель правления сэр Джон Блант. Будучи убеждённым пуританином, ведущий аскетический образ жизни, непримиримый критик роскоши и антиморали, не участвующий в партийных склоках, - он был уличён при аресте в покупке шести особняков. Они были куплены на льготные ссуды под залог акций, которые ему ничего не стоили. Также он, как и другие директора, при достижении ценой пика – тайно продавал часть своих ценных бумаг.

Первый судебный процесс, который закончился новым скандалом, был против Чарлза Стэнхоупа, высшего чиновника казначейства.
Обвиняемый утверждал, что все свои деньги он доверил казначею компании (который находился в бегах) и тот покупал для него акции по рыночному курсу. Хотя на счетах Стэнхоупа обнаружилось около 250 тысяч фунтов, происхождения которых он не мог объяснить, чиновник был оправдан незначительным большинством голосов.
Это решение вызвало бурю возмущения по всей стране. Власти боялись мятежей и погромов.

В такой обстановке перед палатой предстал бывший канцлер казначейства Эйлсби, имевший репутацию взяточника. Вина Эйлсби была столь очевидна, что во время судебного разбирательства, которое шло целый день, у него не нашлось защитников. Палата единогласно признала, что он «поощрял разрушительные действия Компании Южных морей с целью извлечения большой прибыли для себя, вступил в сговор с директорами в их пагубных делах к ущербу для торговли и кредита королевства».
Эйлсби был заключен в Тауэр и приговорен к конфискации имущества. Чтобы спасти Эйлсби от ярости толпы, пришлось выводить его черным ходом и тайно доставлять в тюрьму.

Далее палата заслушала дело графа Сандерленда, который, согласно докладу комитета, получил взятку в размере 50 тысяч фунтов.
Сандерленд был видной политической фигурой, и, как считали многие, его осуждение могло вызвать падение кабинета и правительственный кризис. Палата не решилась на осуждение, и Сандерленд был оправдан при голосовании, хотя широкая публика была твердо уверена в его виновности.
Все директора компании были сурово наказаны. У них конфисковали в общей сложности более двух миллионов фунтов, причем каждому оставляли из его собственности долю, определявшуюся степенью вины и положением, которое он занимал в компании. Хуже всех пришлось Бланту — ему парламент оставил лишь пять тысяч из состояния, оцененного в 183 тысячи фунтов стерлингов.

Снова, покой


Публичная порка создателей и покровителей "мыльных пузырей" начала XVIII века способствовала быстрой выработке законов и моральных норм, регулирующих правила работы английских банков и акционерных компаний.
Что касается судьбы самой компании и ее акционеров, то было решено распределить наличные активы и конфискованные у директоров деньги между акционерами. Каждому досталось 30 фунтов на стофунтовую акцию. После проведения реструктуризации основным занятием компании «Южных морей» стала уже не торговля, а обслуживание государственного долга.



Новый алгоритм экономического кризиса (по МФ)


• возвращение рынком (безусловно, с перехлестом в обратную сторону) стоимости товаров и услуг к их реальной рыночной цене при которой наступает баланс, способный дать импульс новому витку развития мировой экономике на новом уровне развития и новых взаимоотношениях между его участниками
• эту "новую рыночную цену" дает рынок
• чем сильнее коррекция - тем основательнее пересмотрены взаимоотношения и сильнее будет импульс СТАРШЕГО ТФ
Пузырь надувается дольше, чем лопается.



Вывод


Сложились условия, являющиеся стандартными предпосылками к зарождению финансовых пирамид: становление рынка ценных бумаг, инвестиционная активность населения, недостатки законодательного регулирования и т.д. Появление финансовой пирамиды может быть предсказано с довольно большой степенью вероятности, через анализ условий, способствующих их возникновению.

Конечно, пережитый опыт финансовых пирамид создает преграды для их появления, и из-за принятия соответствующего законодательства, и из-за возникновения «иммунитета» у инвесторов и населения.Но финансовые рынки в современном мире быстро развиваются, возникают новые финансовые инструменты, технические возможности, которые позволяют использовать технологию строительства финансовых пирамид вновь.

«Фундаментальные» инвестиции заменяются спекуляцией исключительно ради прибыли, хотя мотивация, чаще всего, носит высокоморальный характер, как правило, это финансирование государственных программ. В результате, соответствующая экономика, поражённая вирусом «мыльного пузыря», становится чрезвычайно неустойчивой.

Все «мыльные пузыри» подпитываются огромным расширением кредита, поскольку и частные лица, и корпорации стремятся к заимствованиям, чтобы осуществлять инвестиции. В итоге они лопаются с очевидными ужасными последствиями для множества участников.

И всё же каждый конкретный случай представляется отличающимся от предыдущего во вполне достаточной мере, чтобы убедить нетерпеливых инвесторов в том, что уж на этот-то раз всё точно будет по-другому.

В следующей номере мы рассмотрим финансовый кризис, разразившийся во Франции в конце 18-го века. Валютная эмиссия ставшая, по сути, единственным действенным способом покрытия огромного дефицита бюджета и основным способом обслуживания гос. долга запустила гиперинфляционные процессы.
Резкое падение уровня жизни населения привело к восстаниям. Революционное правительство не нашло иных способов выживания, кроме ввода подушевой карточной системы распределения товаров первой необходимости.
Большинство торговых операций стали вне закона. Казнь Людовика XVI послужила одной из причин создания международной коалиции в лице Англии, Австрии, Пруссии, Испании и Пьемонта, которая начала войну против Франции. Повсеместная мобилизация подорвала и без того слабый производственный сектор, но и породила огромную дыру в бюджете, требующую все больших объемов вливания ассигнаций. В статье на исторических примерах рассматриваются опасности малоконтролируемых, экономически необеспеченных эмиссионных процессов.

Разработка статьи:
Кафедра фундаментального анализа и инвестиций
Ольга (Zarja), Валерий (Slonik), Михаил (dma)
Обсуждение


Рекомендованный брокер №1

Журнал «Биржевой лидер»

Журнал, интересные статьи

Видео

Энциклопедия

Литвин Владимир Михайлович
Литвин Владимир Михайлович
Лебедев Игорь Владимирович
Лебедев Игорь Владимирович
Телеканал Карусель
Карусель - телеканал
Хрулёва Елена Владимировна (Елена Ваенга)
Хрулёва Елена Владимировна (Елена Ваенга)
Сырдарьинская область
Сырдарьинская область Узбекистана
16 августа
16 августа